Нурсултан Назарбаев: Зрелость общества познаётся в час испытаний

Фото: Айсулу Тойшибековой. vlast.kz

Тамаз Папуашвили

Война за Карабах осенью 2020 года не принесла окончательного решения азербайджано-армянского конфликта. Вся политическая жизнь на Кавказе в 2021 году прошла под знаком военного противостояния между Азербайджаном и Арменией. А новый, 2022 год, неожиданно принёс ещё один вооружённый конфликт, внезапно вспыхнувший в Казахстане уже в первые дни января.

Казахский метод транзита власти, осуществлённый в марте 2019 года тогдашним президентом Нурсултаном Назарбаевым, вызывал интерес в республиках бывшего СССР. Его преемником стал Касым-Жомарт Токаев – выпускник МГИМО, работавший еще в системе МИД СССР, успевший поработать также министром иностранных дел, премьер-министром Казахстана, заместителем генерального секретаря ООН, генеральным директором отделения ООН в Женеве, личным представителем генерального секретаря ООН на Конференции по разоружению и председателем Сената парламента Казахстана. Тогда даже сиволический уход такого авторитарного лидера, как Назарбаев, спровоцировал активизацию политических сил, находившихся на заднем плане. Но, как утверждают эксперты, сложившаяся в стране авторитарная система даже не покачнулась и в январе этого года, она столкнулась с самыми серьёзными и массовыми беспорядками за всю историю пост-советского Казахстана.

Изначально протесты носили чисто экономический характер. Население выражало недовольство двоекратным повышением цен на газ, вызванного реформой, в результате которой цена начала регулироваться свободным рынком. Протесты быстро распространились на всю страну, чему способствовало ухудшение экономического положения и рост инфляции. Это вызвало, приведшую к насилию радикализацию протестов, и инициативу быстро перехватили некие “агрессивные группировки”. Начались разговоры о “гибридной террористической атаке”. Власти отключили интернет и мобильную связь, по объяснению сотовых операторов, с целью “предотвращения терактов”. Повсеместно имели место грабежи оружейных магазинов, супермаркетов, взломы банкоматов, поджоги машин, захват бронетехники. В руки населения попало немало огнестрельного оружия. Толпой были захвачены здания прокуратуры, студий телеканалов. На несколько часов был захвачен даже аэропорт Алматы. А недалеко от этого города имел место бой с воздушно-десантными подразделениями минобороны Казахстана.

По данным МВД Казахстана, предварительный ущерб составил около $200 млн. Но, в беседе с председателем Европейского совета Шарлем Мишелем, президент Токаев говорил, что общий ущерб может достичь $2-3 млрд. Протесты в Казахстане вызвали подорожание на 8% урана на мировом рынке, поскольку Казахстан находится на первом месте в мире по его добыче. Кроме того, как пишет журнал “Forbes”, четверо казахских миллиардеров в совокупности потеряли около $3 млрд из-за обрушения курса акций. Среди них дочь экс-президента Нурсултана Назарбаева – Динара Кулибаева и ее муж Тимур Кулибаев, контролирующие JSC Halyk Bank и потерявшие около $200 млн.

Главный вопрос – были ли выступления стихийными или действительно финансировались из-за рубежа? Президент Токаев с самого начала утверждал, что радикалы финансировались из-за рубежа, с целью осуществления “государственного переворота”, хотя конкретные страны не называл. Посол России в США Анатолий Антонов пошёл ещё дальше сказав, что Казахстан оказался под ударом радикалов “после американского бегства из Афганистана и стремительного развития на этом фоне экстремистских идей и течений в регионе”. Хотя сами талибы, захватившие власть в Афганистане после ухода американцев, призвали протестующих в Казахстане к мирным переговорам с властями. А лидер Китая Си Цзиньпин заявил, что “Китай решительно выступает против внешних сил, умышленно провоцирующих беспорядки и “цветную революцию” в Казахстане”.

Наблюдатели отмечают, что Токаев проводит чистку кадров избавляясь от ставленников Назарбаева в госучреждениях и, прежде всего, в силовых структурах. Он даже занял должность главы Совета безопасности, сместив с этого поста Назарбаева, а также арестовал руководителя Комитета национальной безопасности Карима Масимова. Таким образом Токаев фактически покончил с двоевластием последних лет. Но это не значит, что он и является организатором протестов, хотя слухи о его противостоянии с членами клана Назарбаева ходят давно. Эксперты сходятся на том, что скорее всего, он просто воспользовался сложившейся ситуацией.

Власти Казахстана обратились за помощью к ОДКБ, после чего оппозиционные и националистические круги обвинили Токаева в стремлении удержаться у власти “на штыках оккупантов”. Например, оппозиционно настроенный экс-премьер Казахстана Акежан Кажегельдин считает, что обращение к ОДКБ была большой ошибкой, особенно. когда в стране 150 тыс. полицейских, способных справиться с “не очень большой группой людей, которые, по большому счёту, превратили мирный процесс в хаос”. Он считает, что за этим обращением стоит недоверие Токаева к силовым структурам. Этого не отрицает и сам президент Токаев, обвинивший Комитет национальной безопасности в игнорировании критической угрозы терроризма. Очевидно, правительства Казахстана сочло обращение за помощью в ОДКБ более предпочтительным, чем потерю контроля надо многими крупными городами. Как отмечает газета “The Guardian”, президент Путин заявил на сессии Совета коллективной безопасности ОДКБ, что беспорядки в Казахстане были результатом иностранного вмешательства и дал понять, что Москва и её союзники “не позволят раскачивать ситуацию у себя дома и не дадут реализовать сценарии “цветных революций”. В газете считают, что это заявление отражает представления президента России о том, что бывшие советские страны “должны находиться в сфере влияния Москвы”.

При помощи ОДКБ, уже к концу первой недели января власти вернули контроль над основными объектами и провели зачистки в крупных городах. Надо сказать, что решение о вводе войск ОДКБ было принято очень быстро и оно не было безболезненным. Ряд российских писателей, журналистов и политиков направил в правительство обращение с призывом не вмешиваться в конфликт. Акция протеста прошла в Бишкеке и парламент Кыргызстана даже не смог собрать кворум для проведения чрезвычайного заседания по вопросу отправки киргизских военных в Казахстан. Вопрос был перенесён на следующий день. Но всё это – ничто по сравнению с реакцией в Армении.

Поскольку с осени 2021 года Армения в течение года председательствует в ОДКБ, об отправке военного контингента в Казахстан сообщил сам премьер-министр Никол Пашинян. И это вызвало возмущение в армянской оппозиции, напомнившей, что ОДКБ оперативно направила миротворцев в Казахстан, но не откликнулась на многочисленные призывы о помощи из Армении. В связи с этим армянский политолог Роберт Гевондян считает, что “ОДКБ открыто продемонстрировала, что является внутренней полицейской структурой, а не военным блоком”. Даже высказывается мнение, что Пашинян отправил воинский контингент в Казахстан, рассчитывая на помощь ОДКБ в случае уличных протестов в Армении.

Тем не менее, в Казахстан был отправлен контингент общей численностью в 2 030 человек и 250 единиц техники. Однако, буквально через пару дней было объявлено, что миротворческая миссия ОДКБ выполнена и её войска в ближайшее время покинут Казахстан. Такую поспешность аналитики связывают со стремлением избежать критики, которую вызвало обращение в ОДКБ. Но, так или иначе, Токаев продемонстрировал всем, что Москва его поддерживает.

Казахстан является важной составляющей системы межгосударственных отношений в Центральной Азии и вводя туда войска ОДКБ Москва решает сразу несколько задач: сохраняет дружественный режим в Казахстане, укрепляет авторитет ОДКБ, пошатнувшийся после событий в Карабахе, когда в СМИ начали высказывать мнение, что коллективные силы ОДКБ существуют только на бумаге. В этом контексте многонациональный характер задействованных военнослужащих предпочтительней, чем ввод в Казахстан только российских войск. И в целом, Россия показала, что является основным гарантом безопасности в Центральной Азии. Кроме того, очевидно в Кремле понимают, что события в Казахстане могут оказать влияние на процессы в ЕАЭС, особенно если учесть, что Казахстан неоднократно выражал недовольство тем, что его продукция оказывается неконкурентоспособной при каждом падении курса рубля, а российские товары становятся дешевле и доступнее казахстанских. Но прежде всего правительство России опасалось, что, как пишут в российской прессе, “Бикфордов шнур терроризма прокладывается через Казахстан в Россию”.

Никаких беспорядков в Казахстане не возникло бы, если бы в массах не назрело недовольство и не ощущалось стремление к переменам, поскольку за период совместного правления Назарбаева и Токаева политические реформы не соответствовали чаяниям народа. Протесты продемонстрировали, что у казахской системы управления много пороков, вызывающих недовольство у населения. Сам Токаев признал, что события в Казахстане вызваны серьёзными социально-экономическими проблемами и провальной деятельностью некоторых государственных органов. Но эта система настолько глубоко интегрирована в общество, что изменить ее в близкой перспективе не представляется возможным. Обозреватель немецкой газеты “Süddeutsche Zeitung” Зильке Бигальке отмечает, что в попытке это сделать Токаев перешагнул не одну черту, а несколько, включая стрельбу по протестующим и приглашение в страну российских военных; рискнул тем, что его страна станет более зависимой от России. Эксперты считают, что помощь ОДКБ обойдётся властям Казахстана недёшево. В российских СМИ говорят об уступчивости в признании аннексии Крыма, о признании русского языка вторым официальным, предоставлении автономии русским на севере Казахстана и создании военных баз на его территории. Возможно также предложение совместного контроля южных, близких к Афганистану, границ Казахстана. Кроме того, Россия заинтересована в усилении контроля территорий, на которых проходят торговые пути из Китая в Европу.

А пока политологи спорят: пришёл ли конец эпохе Назарбаева или надо ожидать, ужесточения режима. Токаев уже пообещал призвать к ответу не только террористов, но и “подстрекателей” из числа либеральных активистов и СМИ. Не ясно, сохранит ли Токаев власть и на какие уступки ему придётся пойти. Но очевидно, что ближайшие годы его правления спокойными не будут, ибо разрушая систему управления периода Назарбаева, он вряд ли готов строить свою. Для этого ему необходимы сторонники, которых надо расставить на ключевые должности, авторитет в массах и лояльные силовые структуры. Пока этого нет. К тому же социально-экономические противоречия, вызвавшие конфликт, сами собой не исчезнут. И Токаеву придётся проводить свои реформы в условиях противодействия тех политических кругов, и прежде всего родни Назарбаева, которые недовольны отстранением от власти. Правда, стоит отметить, что клан Назарбаевых – это не монолитная группа, а большая и раздробленная общность с противоречивыми интересами.

ГлавнаяАналитикаНурсултан Назарбаев: Зрелость общества познаётся в час испытаний