Военный с позывным Махони у бронетранспортера после учений в Херсонской области

Источник: Макс Левин/hromadske

Başlıq: Военный с позывным Махони у бронетранспортера после учений в Херсонской области

«Огонь из всех сил и средств». Как в Херсонской области готовятся противостоять возможному наступлению из Крыма

Готовы ли украинские военные к отражению нападения российской армии из Крыма? Боятся ли жители Херсонской области вторжения? Кто и почему идет в подразделения территориальной обороны — хотя и понимает, что завтра может быть война. Журналисты hromadske провели три дня в Херсонской области, чтобы понять, какие там царят настроения и к чему все готовятся.

Вспоминая Карибский кризис

«Я думаю, что россиянин на нас не полезет. Не одуреет до такой степени, — говорит Юра, житель села Преображенка. — Мне уже 60 лет. У меня внуки. Не дай бог что-то случится. Это не будет как на Донбассе. Здесь никого живого не останется».

«Была бы возможность — отрезал бы тот Крым, и пусть они уплывали [вместе] со своими человечками», — добавляет он.

Юра живет в каких-то двух километрах от административной границы Херсонской области с Крымом. Вокруг Преображенки бесчисленное количество ветряков. Некоторые установлены прямо посреди развалин старых хозяйственных построек. А на горизонте дымят трубы завода «Титан», расположеного в Крыму.

«У нас у всех там дети! — объясняет мужчина средних лет в подтяжках. — Люди из Преображенки работали на “Титане”, получали квартиры в Армянске. Потом выходили на пенсию, квартиру оставляли детям, а сами возвращались сюда. Так до сих пор делают! И россияне пойдут на нас? Но им не даст никто [даже если будет приказ]».

«Может, конечно, их и спрашивать не будут...», — вдруг добавляет он.

Анатолия Кравченко мы встречаем рядом с магазином. Внимание он привлекает своим почтенным возрастом, бодрость и шапкой с эмблемой киевского «Динамо».

«Мы ничего не боимся, мы уже старые, — смеется он. — Мне уже 82 года. Ну да, неприятно. Ну а куда денешься? России все мало. Но ничем это не закончится — побесятся, и перестанут. Я помню, как в 1960 или 1961 году было напряжение в связи с Кубой. Я служил тогда в авиации в Беларуси. Судя по разговорам офицеров, наши тоже туда летали. В селе один или два парня были, которые тогда на Кубе служили. Такое напряжение было! И чем закончилось? Миром».

Мишенное поле

«Ситуация спокойная, но покой обманчив, — вводит нас в курс дела боец с позывным “Белый”. - Мы видим, что за нами наблюдают. Противник периодически проводит разведку беспилотными аппаратами. Как только у нас происходит движение техники, они это все отслеживают. Мы это все видим. Пусть знают, что мы в курсе всех их маневров».

Между тем, у блиндажам подъезжают два бронетранспортера, из них выскакивают военные, которые быстро занимают позиции.

«Что сейчас видите в прицел? Представляете врага?» — спрашиваю у бойца, который целится из пулемета в сторону противника.

«Я с 2015 года в АТО, — отвечает он (мол, что мне его представлять?). — Наблюдаю. После обнаружения противника открываю огонь на поражение».

«Осуществляем маневренные действия с целью своевременного занятия огневых позиций и отражения нападения противника», — чеканит другой боец ВСУ, который также принимал участие в тренировке.

«Что будет, если Россия пойдет в наступление?» — спрашиваю его.

«Видите поле? Если противник будет оттуда наступать, там будет мишенное поле. По которому будет открываться огонь изо всех сил и средств», — отвечает военный, которого все вокруг называют именем персонажа из «Полицейской академии».

«Вас подписываем как Махони?» — уточняю я.

«Так точно», — широко улыбаясь и надевая черные очки, говорит он. Наконец можно не подыскивать правильных слов для журналистов.

«Наступление, наступление, — комментирует он наш разговор. — Ну и что, что наступление? Бояться, что убьют? Так хоть скорее домой попаду».

Представители территориальной обороны идут по пляжу в Херсонской области

Представители территориальной обороны идут по пляжу в Херсонской области

Источник: Макс Левин/hromadske

«С Советским Союзом у меня свои счеты»

Вдоль моря без спешки прогуливаются несколько мужчин в форме Вооруженных сил Украины. Вместо позывных у них на форме нашивки «Резервист». На рукавах желтые повязки с надписью «ТрО» — территориальная оборона.

«За очень короткое время батальоны территориальной обороны могут нарастить количество войск. В мирное время люди работают на своих гражданских работах, но каждый из них подготовлен [на сборах], имеет военную специальность. Резервистов можно быстро призвать и сформировать из них военную часть», — объясняет командир батальона территориальной обороны Херсонской области Игорь Лихнов.

Один из терробороновцев — Дмитрий Афанасьев. Здесь он — старшина роты. А вне терробороны — сотрудник Херсонского государственного университета и тренер женской сборной Украины по тхэквондо.

«То есть, если ближний бой, то автомат вам будет лишним», — шучу я.

«Автомат никогда не бывает лишним, — парирует он. — Боевые искусства — больше для психологической подготовки. Их для этого и культивируют во всех ведущих армиях мира. Потому что в боевых искусствах есть реальный контакт с противником. Потому что учения с оружием — всегда немного условные».

Кроме обращения с оружием и огневой подготовки, сборы терробороны включают в себя тактическую медицину, ориентирование на местности, перемещение, слаживание подразделений, изучение средств связи, обустройство блокпостов, охрану зданий, патрулирование.

«Надо готовиться к худшему, но верить в свою победу, — резюмирует Дмитрий. — Как тренер вам скажу, что мы ни на секунду не должны верить в то, что можем проиграть».

За участие в собрании часть резервистов получат небольшое денежное вознаграждение. Если они подписывают с военкоматом контракт, размер выплат увеличивается. Однако из-за законодательных ограничений государственные служащие заключать такие контракты не могут.

Один из них — Алексей Беженар. Он главный специалист отдела развития промышленности департамента развития экономики Херсонской ОГА. В территориальной обороне отвечает за работу с кадрами.

«Наше корни выходят из Франции, — объясняет он свою нетипичную для Украины фамилию. — Прапрапрапрадед был переселенцем. Я думаю, что со времен русско-французской войны. У моего прадеда, Луки Беженара, быди земли, фермы. Когда пришли красные, то он не хотел уезжать из страны. Говорил: “Почему я должен бежать. У меня рабов нет. Люди работают, получают деньги. Я ничего плохого не сделал”. Но его репрессировали, сослали в Сибирь...»

Потом рассказывает не менее трагические истории своего деда, отца и двух двоюродных братьев.

«С Советским Союзом у меня свои счеты. Но я бы не сравнивал Россию с Советским Союзом. Их действия — это действия Гитлера в 1941 году. Россия говорит, что Украина ее провоцирует. Хотя чем мы можем их провоцировать?! Мы защищаем свою территорию, которая была признана всеми странами. Но, по мнению России, мы ничего не можем делать без их разрешения».

Пока вы здесь ...

У нас есть небольшая к вам просьба. В среде, где информация находится под жестким государственным контролем, Мейдан ТВ усердно работает над тем, чтобы обеспечить доступ к качественной независимой журналистике. Мы проливаем свет на истории, которые вы иначе не прочитали бы, так как мы считаем, что те, кто не может высказаться, заслуживают быть услышанными, а те, кто находится у власти, должны быть привлечены к ответственности. Мы вкладываем в это значительное время, усилия и ресурсы, поэтому нам нужна ваша помощь.

Ваша поддержка дает возможность нашим смелым журналистам, многие из которых работают под большой угрозой своей личной свободе и безопасности, продолжать свою деятельность. Каждый вклад в защиту независимой журналистики в Азербайджане имеет значение. Спасибо.

ПОДДЕРЖИТЕ НАС
Bölmələr:  
Короткие линки:   http://mtv.re/nmr8yo

Самое читаемое