Источник: Иллюстрация Мейдан ТВ

Новая архитектура региональной безопасности Южного Кавказа

Статья обновлена:  8 Июнь 2021

Преамбула

После распада СССР первые годы независимости для государств региона Южного Кавказа были характерны нестабильность, локальные войны, государственные перевороты и глубокая экономическая депрессия, сопровождаемая деиндустриализацией, ростом безработицы, резким углублением пропасти между богатыми и бедными, пауперизацией низовых слоев населения и заметной депопуляцией. Политические элиты новых независимых государств региона учились методам познания внешнего мира и вырабатывали новые для себя навыки выстраивания внешнеполитических отношений с различными силовыми центрами региона и мира.

При этом в первое время после распада СССР в общественном сознании стран региона сложилось наивное представление о том, что Запад защищает демократические ценности в мире исключительно из альтруистической любви к демократии, безотносительно к своим политическим и экономическим интересам. Прошедшие 30 лет показали, что это представление нуждается в серьезной коррекции. Да, Запад безусловно поддерживает демократические силы и устремления, но при условии, что демократы новых независимых государств должны вести политику, отвечающую интересам Запада, а для этого они должны решительно порывать реальные связи с Россией во всех сферах, не взирая при этом на потери, которые несут страны региона от разрыва этих связей.

Кстати, одной из причин слабой поддержки армянской «вельветовой» революции Западом является то, что Никол Пашинян, из-за необходимости сохранения российского зонтика безопасности над Арменией, не мог разорвать близкие отношения с РФ, подобно тому, как это сделали грузинские революционеры под руководством Михаила Саакашвили и украинская политическая элита после «революции достоинства» на Майдане.

В 1990-е годы в регион Южного Кавказа начал активно проникать Запад, постепенно вытесняя Россию, которая была в советский период единственным фактором влияния. В течение всего этого периода постепенного возрастания влияния Запада на ЮК Россия, тем не менее, все еще оставалась бесспорно ведущей дееспособной военной, экономической и политической силой в регионе, и те правительства (Гамсахурдиа и Эльчибей), которые недооценили значение российского фактора, столкнулись с существенными потерями для своих стран и были свергнуты.

Для России приоритетом было обеспечение национальной безопасности своего государства по всему периметру границ, в том числе на южных границах. Она обязана была сохранить или создать действенные механизмы воздействия на новые независимые государства Южного Кавказа.

Исходя из этой необходимости, главным архитектором системы безопасности региона стала Россия, которая диктовала ход событий, формировала политическую повестку, создавала и поддерживала в регионе политические образования и лидеров, которые служили прежде всего реализации ее интересов.

К середине 90-х основные контуры постсоветской внутриполитической действительности ЮК в целом определились.

РОССИЯ, хотя и потеряла единоличную власть над регионом, сумела создать эффективные механизмы контроля над всеми тремя государствами путем поддержки сепаратистских движений и образований. Версия об альтруистической любви России к праву малых народов на самоопределение полностью обесценилась после беспощадной расправы над Республикой Ичкерия, которая элементарно просила для себя подобие статуса Республики Татарстан в составе России.

АЗЕРБАЙДЖАН потерпел поражение в первой карабахской войне, число погибших достигло 14 тысяч, раненых было около 20 тысяч, 700 тысяч его граждан стали вынужденными переселенцами, но в стране, после череды переворотов, прекратилась ожесточенная борьба за власть, завершившаяся безусловной победой Гейдара Алиева и его клана. Азербайджан потерял Карабах, но взамен завоевал право на подписание нефтяного контракта с ведущими нефтяными компаниями Запада при минимально допустимом российском участии.

АРМЕНИЯ, потеряв убитыми 6 тысяч человек, инициировав изгнание из Азербайджана свыше 250 тыс. армян, сочла себя победительницей в первой карабахской войне, она захватила не только территорию Нагорно-Карабахской Автономной Области, но и окружающие ее 7 районов. Но взамен Армения легализовала абсолютное военно-политическое доминирование России в области экономики, внешней политики и безопасности страны.

ГРУЗИЯ в начале 1990-х годов де-факто потеряла контроль над Абхазией и Южной Осетией, но сохранила их де-юре как составную часть территории страны в обмен на признание факта бессрочной дислокации в них русских миротворцев.

Население НАГОРНОГО КАРАБАХА, АБХАЗИИ И ЮЖНОЙ ОСЕТИИ стали заложниками характера и состояния политических отношений Азербайджана, Армении и Грузии с Россией. Их судьба и будущее теперь зависели от того, как власти трех республик выстроят свои отношения со страной-сюзереном.

Архитектура безопасности в регионе ЮК начала определяться успешностью российского управления регионом посредством управляемых конфликтов. Тающие экономические, культурные, научные, гуманитарные и политические ресурсы влияния России на регион до поры до времени вполне успешно замещались прочным российским контролем над ходом «урегулирования конфликтов». Россия, лишенная действенной «мягкой силы» для влияния на страны региона, компенсировала этот недостаток непреодолимой «грубой силой».

В то же время данная архитектура безопасности региона с течением времени неуклонно подтачивалась меняющимся балансом сил между акторами и стремлением элит трех государств региона вырваться из-под контроля бесперспективной и стагнирующей российской политической системы.

В 2000-х годах Грузия сделала попытку изменить ситуацию. Провозгласив курс на интеграцию с Западом, вступление в ЕС и НАТО, Грузия добилась вывода русских военных баз с большей части своей территории. Она выдвинула несколько вариантов привлекательных демократических предложений для замирения с жителями сецессионных регионов. Эти рациональные и почетные для жителей этих регионов предложения по понятным причинам не могли быть приняты и были проигнорированы.

В 08.08.2008 в Грузии началась война, в которой ВС Грузии были разгромлены, после чего Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии, чему последовали зависимые от России несколько мелких субъектов международного права. По договорам, заключенным между Россией с властями Абхазии и Южной Осетии, на территории сецессионных регионов разместились военные базы ВС РФ. Ведущиеся с того времени между РФ и Грузией переговоры к позитивным подвижкам в мирном урегулировании этих этно-территориальных конфликтов не привели.

Грузия продолжила свой путь в сторону сближения с Западом уже без Абхазии и Южной Осетии, которые плотно интегрированы с Россией и получают необходимую для своего существования материальную поддержку из Москвы.

Мост мира в Тбилиси

Мост мира в Тбилиси

Источник: Мейдан ТВ

В 2000-х годах в архитектуре безопасности региона, наряду с методом заморозки конфликтов, появился новый существенный элемент: вероятное признание независимости сецессионных регионов и изменение Россией своей роли силой навязанного посредника и миротворца на роль государства, открыто поддерживающего эту самую независимость, фактического патрона сложившихся там режимов. В таковом качестве сецессионные регионы превращались в безусловных вассалов РФ и теряли всякую привлекательность для международных организаций и государств как независимые субъекты международного права.

Политическая панорама Южного Кавказа в 2000-х

После аннексии Крыма и вовлечения России в Донецко-Луганский конфликт на востоке Украины, Россия стала объектом расширяющихся санкций, характер ее отношений с Западом начал напоминать эпоху холодной войны. Запад последовательно продолжал свою политику строительства мостов с постсоветскими государствами путем развития различных международных программ, способствующих медленному, но неуклонному дрейфу этих стран из зоны влияния России в зону влияния Запада.

ГРУЗИЯ сменила правительство, не ладящий с Россией Михаил Саакашвили проиграл выборы блоку партий во главе с лояльным России Бидзиной Иванишвили, но, тем не менее, прозападный тренд в грузинском обществе приобрел такую силу, что даже «Грузинской мечте» не удалось внести во внешнюю политику страны желанные для России изменения. Грузия последовательно реализует политические реформы и меры, которые, возможно, позволят ей приблизить желанное членство в НАТО и ЕС.

АРМЕНИЯ была в шаге от подписания стандартного Соглашения с ЕС, однако в последний момент нажим президента России Владимира Путина на президента Армении Сержа Саргсяна привел к незапланированному вступлению страны в Таможенный Союз. Стремление армянского общества к демократическим реформам привело к смещению Сержа Саргсяна и победе «вельветовой революции» во главе с Николом Пашиняном, при котором, наряду с сохранением тесных союзнических отношений с Россией, началось явное усиление прозападного тренда. «Адепты Европы в Ереване, официально и не очень, попытались тогда сгладить первые впечатления. Два года спустя руководитель миссии ЕС в Ереване Петр Свитальский в своих мемуарах написал, что Запад закрывал глаза на первые ошибки Н.Пашиняна, надеясь на разворот Еревана к Западу и, что более интересно, считая, что революция смела всех легитимных пророссийских лидеров в Армении». (1)

В вопросе карабахского конфликта Никол Пашинян занял более жесткую позицию, чем свои предшественники, полагая, что Москва, дабы не допустить изменения сложившегося механизма контроля над регионом, не позволит Азербайджану прибегнуть к военной силе для возврата оккупированных территорий. Армянское общество в целом сочло, что карабахский вопрос решен раз и навсегда в пользу Армении, и резона конструктивно рассматривать предложения азербайджанской стороны нет.

АЗЕРБАЙДЖАН неизменно декларировал свое твердое намерение не стремиться к интеграции с НАТО и с ЕС и оставаться в рядах неприсоединившихся государств. Подобная твердая позиция Азербайджана полностью устраивала Россию, она считала, что со стороны Азербайджана угроз ее национальной безопасности нет. Азербайджан открыто заявлял, что примет любые предложения по статусу Нагорного Карабаха при одном неизменном условии – соблюдении принципа территориальной целостности страны. Президент Ильхам Алиев заявлял о верности принципу мирного урегулирования конфликта, но предупреждал, что его способность терпеть неконструктивный подход Армении к мирному решению имеет предел. Многомиллиардные нефтяные доходы позволяли стране не только строить здания и дороги, но и заниматься широкомасштабной закупкой современного вооружения, основными поставщиками которого являлись Россия, Израиль и Турция.

Правительство игнорировало многочисленные и настойчивые предложения гражданского общества по активизации миротворческих инициатив для мирного разрешения карабахского конфликта. Более того, оно наложило фактический запрет на любую деятельность гражданского общества в этой сфере. В этих условиях возможности активистов гражданского общества Азербайджана доводить до сведения общественности свои предложения по мирному урегулированию конфликта были сужены до фактической невозможности.

В то же время многократные и настойчивые предложения активистов гражданского общества Азербайджана своим армянским коллегам выработать некую совместную общественную армяно-азербайджанскую позицию по мирному разрешению конфликта на базе взаимных компромиссов и тем самым инициировать их широкое общественное обсуждение поддержку не получали.

Азербайджанский Национальный Комитет Хельсинской Гражданской Ассамблеи (АНК ХГА) в 2019 году на конференции Линкса выдвинул инициативу учреждения общекавказского движения женщин под девизом «Weapon free SOUTH GAUCASUS», эту же инициативу озвучивал в Стамбуле, в Тбилиси на воркшопе ООН, в международной сети ХГА, обсуждал с представителем НАТО на Южном Кавказе. Инициативу сочли полезной, но невозможной в современных условиях.

В такой ситуации риск возобновления новой широкомасштабной региональной войны возрастал, что подтвердилось фактом четырехдневной войны в апреле 2016 года. В боестолкновениях с обеих сторон погибли сотни солдат и офицеров. Апрельская война должна была стать тревожным звоночком для всех тех, кто представлял себе губительность надвигающейся широкомасштабной большой войны, но не стала.

РОССИЯ начала прощупывать контуры новой архитектуры региональной безопасности, которая могла бы более адекватно отражать изменившийся баланс сил и укрепить механизм ее контроля над Южным Кавказом.

К тому времени во взглядах руководства России на проблему обеспечения ее национальной безопасности произошли серьезные концептуальные изменения, которые продиктовали новую логику осуществления ее внешней политики после событий украинского Майдана. Эти изменения так описывает Т.Бордачёв:

«Россия избежала соблазна попробовать восстановить Советский Союз, потому что утрата этого государства не означала качественного изменения российских силовых возможностей. Страна уникальна тем, что она – единственная из европейских империй Х1Х века почти в неизменном виде сохранила основной потенциал (материальные ресурсы и силовые рычаги), в то время как все её «коллеги» давно покинули мир великих держав. Геополитическая катастрофа 1991 года сократила физические размеры Российского государства, но не лишила его важнейших атрибутов и активов, как это произошло с Британской, Австрийской или Османской империями в первой половине ХХ века. Как заметил в 1995 году Доминик Ливен, избавление советской империи от внешнего контура, который был бременем не в меньшей степени, чем преимуществом, не затронуло силовую основу – ресурсные кладовые и военные возможности. Эта особенность является определяющей для российской внешней политики. Россия, как и прежде, в наименьшей степени нуждается в международном порядке и в полной мере готова нести ответственность за безопасность только тех территорий, которые находятся в ее непосредственном управлении». (2)

Вторая карабахская война и ее последствия

27 сентября 2020 года разразилась вторая война между Арменией и Азербайджаном за Карабах. Она продлилась 44 дня и причинила сторонам большие людские и материальные потери. Сейчас, после окончания войны, нет единого согласованного мнения о ее начале, ходе и итогах. Как говорится в шутке, «никогда так много не врут, как перед выборами, во время войны и после охоты». С началом войны сразу появилось множество взаимоисключающих версий ее причин, в ходе войны мир увидел огромное число лживых сообщений, а после нее появился сонм объяснений ее причин и итогов. Но для того, чтобы сделать правильные выводы, как метко отметил профессор С. Асатурян в своем содержательном анализе, нам очень многое не известно. (3) В данной работе не будем касаться версий, объясняющих всё и вся, но отметим, что единственным итогом, не требующим интерпретаций, является то, что ситуация изменилась зеркально, и в положении Азербайджана 1994 года в году 2020-м оказалась Армения. И в архитектуре безопасности региона наблюдаются новые пропорции и элементы.

Шуша

Шуша

Источник: Иллюстрация Мейдан ТВ

В Армении и Азербайджане было объявлено военное положение и СМИ, включая электронные, были взяты под контроль. Правительства начали сами строго управлять информационной сферой, дозировать и определять допустимые новости. В целом СМИ Армении и Азербайджана, которые весь довоенный период конфликта имели большое влияние на формирование негативного мнения о стороне противника, во время войны столь же успешно работали в пропагандистских целях. Редкие издания в регионе пытались соблюдать профессиональную этику и быть не ангажированными. Ячейки гражданского общества в условиях военного положения также были в значительной степени обездвижены и не смогли широко социализировать свои мирные предложения.

10 ноября 2020 года было оглашено Заявление о прекращении огня за подписью президентов России, Азербайджана и премьер-министра Армении, которым боевые действия были прекращены и стороны взяли на себя определенные обязательства. Прошедшее время показало, что стороны в целом верны этим обязательствам, серьезных вооруженных инцидентов не наблюдается. В Нагорном Карабахе развернут 2-х тысячный контингент миротворческих сил ВС РФ, начался постепенный вывод частей ВС Армении из Карабаха.

В чем была суть быстрой российской инициативы по прекращению огня? Как пишет Том де Ваал: «На протяжении последних трех лет Россия предлагала участникам конфликта так называемый план Лаврова, хотя официально отрицала его существование. Суть плана сводилась к тому, что армяне поэтапно выводят свои силы из оккупированных районов вокруг Нагорного Карабаха, а Россия отправляет туда миротворцев, чтобы обеспечить безопасность карабахских армян». (3) Практическая реализация этого плана и прекращение кровопролитной войны в целом положительно была оценена мировой общественностью, хотя эксперты, специализирующиеся на критической оценке любых российских действий сочли, что «Армения и Азербайджан пожертвовали частью своего суверенитета». (4)

После этой войны в архитектуре безопасности региона появились совершенно новые элементы и комбинации, которые существенно изменили роли и статус государств Южного Кавказа.

РОССИЯ добилась того, что ее войска стали дислоцироваться не только в Армении, но и непосредственно в Карабахе, она стала единоличным актором в конфликте, оттеснив на задворки двух других посредников - США и Францию. Теперь вопросы безопасности в регионе зависят по большей части от решений, принимаемых Москвой. Президент Путин добавил огромный плюс к своему имиджу умелого политика. Большинство аналитиков уверено, что МС ВС РФ будут дислоцированы в Карабахе весьма длительное время, намного дольше, чем указано в трехстороннем Заявлении. Например, А.Кортунов считает, что:

«Достижение перемирия – явная тактическая победа российской дипломатии. Москва в очередной раз показала, что именно она остается главным внешним игроком в регионе Южного Кавказа, и именно она в состоянии остановить происходящие здесь ожесточенные вооруженные столкновения. Ни Минская группа ОБСЕ, ни Совет Безопасности ООН, ни Европейский Союз, ни НАТО, ни Соединенные Штаты Америки ничем существенным усилия России не дополнили, так и оставшись по сути дела сторонними наблюдателями происходящего кровопролития. Москва добилась перемирия, не рассорившись вдрызг ни с Ереваном, ни с Баку, ни с Анкарой. Присутствие в Нагорном Карабахе российских миротворцев – это, вероятно, надолго; следовательно, Россия надолго сохранит и свою позицию главного арбитра в регионе». (5)

А.Скаков также полагает, что: «Разблокирование коммуникаций и, тем более, создание атмосферы хотя бы минимального доверия между армянской и азербайджанской сторонами – процесс очень долгий, за пять и даже 10 лет его не решить. Поэтому необходимо признать, что российские миротворцы в регионе – это надолго». (6) Однако переоценивать значение фактора российских миротворцев в Карабахе не следует. В этом случае нельзя не согласиться с мнением А.Искандаряна, который, касаясь уменьшения силы влияния России в регионе после второй карабахской войны, совершенно верно отметил, что «Размещения российских миротворцев, которое воспринимается как рычаг влияния на Азербайджан, вряд ли достаточно, чтобы это компенсировать. Контроль над Абхазией и Южной Осетией не дал России возможности влиять на внутреннюю и внешнюю политику Грузии. То же самое с Украиной и Донбассом. Да и в Молдавии российское влияние вряд ли является следствием присутствия российских миротворцев в Приднестровье». (7)

Россия весьма значительной частью армянской и азербайджанской общественности воспринимается как дестабилизирующий регион фактор. Если рассматривать историю возникновения и развития Карабахского конфликта, данная оценка имеет под собой неоспоримое основание. Однако необходимо признать, что наряду с этим, Россия также играет роль опции, которой, при выборе правильной позиции, могут с пользой для себя воспользоваться как Армения, так и Азербайджан. Во всяком случае, в период после второй карабахской войны Россия вносит несомненный и решающий вклад в дело стабилизации ситуации в регионе.

Тем более, как пишет о том С.Маркедонов: «В Москве прекрасно осознают, что конкуренции внешнеполитических проектов для Еревана нет и не предвидится. …Понимают в России и опасность превращения Азербайджана во вторую Грузию. С учетом его экономического и военного потенциала, а также близости с Турцией риски от такого развития событий для российского присутствия на Кавказе будут огромными». (8)

Касаясь отношения России к турецкому фактору во второй карабахской войне, Т.Бордачёв констатирует: «В случае конфликта между Арменией и Азербайджаном ситуация не столь очевидна. Даже если оставить за скобками, что оба враждующих народа являются для России дружественными, на её территории проживают большие диаспоры, а ряд решений руководства Армении за последние два года мог вызвать в Москве недоумение. Качественно иной выглядит международный контекст. Военное наступление Азербайджана на дипломатическом уровне поддержала Турция. Эта держава хотя и остается членом НАТО, по своим размерам, амбициям и тревогам явно не вписывается в круг «нормальных» союзников Соединённых Штатов Америки в Европе. Отношения Анкары с большинством европейских государств скорее неважные, а с главной после США ядерной силой Запада – Францией – откровенно плохие. Военный конфликт с Турцией не угрожает России серьёзной эскалацией – периодические столкновения между сторонами случались в Сирии и всегда приводили к дипломатическим договорённостям.

Во многом поэтому события вокруг Карабаха для России – не вопрос выживания, а предмет для политических взаимодействия. Тем более что результатом может стать завершение работы Минской группы. Этот международный формат возник в 1992 году в рамках ОБСЕ с участием США, Франции и еще нескольких стран – все они, кроме России, Белоруссии и непосредственных участников противостояния, являются сейчас членами НАТО или Евросоюза. Вряд ли у Москвы есть причины действительно сожалеть о том, что канет в небытие один из дипломатических артефактов эпохи максимальной слабости России. Даже если это отвечает интересам Турции, которая к тому же является для Москвы удобным партнером». (9)

АЗЕРБАЙДЖАН вернул себе 75% территории Карабаха. Политические позиции президента Ильхама Алиева укрепились, он продолжает чистку государственного аппарата от нелояльных ему элементов. В азербайджанском обществе наблюдается глубокое удовлетворение тем, что большая часть оккупированных территорий освобождена и жители семи районов получили возможность, если они этого пожелают, вернуться к родным очагам. Азербайджанские жители бывшего Нагорного Карабаха также питают надежду на то, что после нормализации ситуации они смогут вернуться в свои деревни и в Ханкенди (Степанакерт).

Единственное строение на территории Физули. Ноябрь, 2021

Единственное строение на территории Физули. Ноябрь, 2021

Источник: Мейдан ТВ

Только небольшая часть традиционной политической оппозиции не примирилась с итогами второй карабахской войны и считает ее неудачей президента Ильхама Алиева. По их мнению, Азербайджан остановился в полушаге от полной победы. Председатель Партии Народного Фронта Азербайджана Али Керимли открыто обвиняет президента Алиева в передаче суверенных прав страны России и отрицает, что во второй карабахской войне Азербайджан одержал победу. Думается, что весомым ответом на обвинения перманентно неудачливого азербайджанского политика может стать мнение авторитетного эксперта, председателя Московского Фонда Карнеги Дмитрия Тренина: «Азербайджан безусловно выиграл вторую карабахскую войну». (10)

Города и села 7-и районов, контроль над которыми Азербайджан вернул себе, превращены в руины, необходимы огромные инвестиции в восстановление инфраструктуры и жилого фонда. Территория этих районов густо заминирована, полное разминирование потребует огромных средств, усилий и порядка, как утверждают некоторые специалисты, 15 лет.

АРМЕНИЯ потеряла контроль над семью так называемыми «буферными» районами и частью Гадрута, Мартуни и Мардакерта. Территории Карабаха, не вернувшиеся под контроль Азербайджана, фактически перешли под контроль Миротворческих Сил Вооруженных Сил РФ (МС ВС РФ).

Поражение привело к расколу армянского общества и усилению политической борьбы за власть. Страна пережила огромной силы стресс и остро переживает период переоценки национальных целей и задач. На 20 июня 2021 года назначены выборы в парламент.

ГРУЗИЯ весь период войны сохраняла позицию равноудаленности и пыталась дистанцироваться от военно-политической борьбы своих соседей, с каждым из которых у нее имеется опыт позитивного сотрудничества.

Вторая карабахская война остановлена Заявлением о прекращении огня. Но наступил ли долговременный мир? Является ли прекращение огня устойчивым? Имеют ли политические силы, которые громогласно заявляют о реванше, возможность сорвать мирный процесс и ввергнуть регион в новую войну?

Мир считается легитимным и устойчивым после войны в том случае, если воюющие стороны согласовывают и подписывают документ международно-правового характера и этим актом юридически закрепляют окончание войны. Трехстороннее Заявление полноценным международно-правовым документом не является, следовательно, конец войны еще нуждается в юридическом оформлении. Азербайджану и Армении предстоит провести огромную работу по определению и согласованию своих видений совместного мирного будущего на Южном Кавказе.

Для установления устойчивого мира в регионе необходимо, прежде всего, подписание договора об окончании войны, после чего последуют соглашения о нормализации межгосударственных отношений между Арменией и Азербайджаном, налаживании торгово-экономических, культурных и гуманитарных связей между двумя странами. Жизненно важно прекращение ведущейся несколько десятилетий пропаганды враждебности, пропитавшей все сферы: СМИ, образования и культуры. Нет ни малейших сомнений, что законы как Армении, так и Азербайджана строго запрещают ведение враждебной пропаганды на расовой, национальной, религиозной, гендерной и социальной основе. Однако в условиях этно-территориального конфликта эти запреты не работали, более того, нарушители считались «патриотами». Пришла пора активизировать эти законы и начать карать преступников, пропагандирующих этническую и национальную вражду. Только так культурное и здоровое ядро нации сможет противостоять разрушительной силе шовинизма.

Эскалация боевых действий осенью 2020 года, ход войны и ее предварительные итоги вызвали огромный интерес к этому событию не только профессиональных ученых-аналитиков, в мировой виртуальной сети появилось огромное множество выступлений и интервью даже рядовых граждан, в которых представлены различные интерпретации произошедших событий. В азербайджанском и армянском обществах начался процесс переосмысления событий последних тридцати лет, которые прошли под знаком конфликта. Кстати, после первой войны за Карабах подобного широкого общественного отклика на войну не было по очень простой причине: в то время рядовые граждане не имели доступа к Интернету.

В ближайшие годы вспышки новой эскалации насилия между Арменией и Азербайджаном ожидать не следует ввиду отсутствия достаточных ресурсов у одной стороны и серьезных причин для продолжения противоборства у другой. Кроме того, есть обоснованная надежда на то, что переоценка обществами ориентиров и параметров национального развития в Армении и Азербайджане в послевоенный период приведет к ослаблению сил, нацеленных на бесконечную конфронтацию и реванш.

Послевоенная ситуация характерна, с одной стороны, серьезным усилением влияния России, с другой, появлением в регионе нового игрока, который практически отсутствовал до войны в процессе урегулирования конфликта. Имеется в виду Турция, которая стала второй, после России, участницей Центра мониторинга за соблюдением режима прекращения огня в Карабахе. 60 русских и 60 турецких военных совместно работают в Центре, расположенном на территории села Гиямеддинли Агдамского района.

В отличие от телевизионных российских политологов, бьющих в набат об угрозе наступающего неоосманизма и пантуранизма, Т.Бордачев совершенно реалистично описывает роль Турции во второй карабахской войне:

«В 2020 г. Турция сыграла значительную роль в изменении баланса сил в Закавказье. Разрешение конфликта вокруг Нагорного Карабаха – самого старого и наиболее масштабного из межнациональных конфликтов эпохи распада СССР – в пользу Азербайджана было невозможно вне контекста новой турецкой внешней политики и привело к значительному укреплению позиций Москвы и упрощению ситуации в целом. Новые международные условия гораздо более комфортны и выгодны для России, разместившей в Карабахе свой миротворческий контингент. Поэтому в современной международной политике нет деятеля, который бы настолько хорошо послужил эгоистическим российским интересам, как Эрдоган. Турция, все еще являющаяся членом НАТО, теперь тоже ближнее российское зарубежье, вовлеченное в орбиту силовой политики России». (2)

Эффективная деятельность МС ВС РФ в Карабахе, совместная российско-турецкая работа по мониторингу соблюдения режима прекращения огня и выполнение армянским и азербайджанским сторонами взятых на себя обязательств способны создать условия для превенции конфликта и дальнейшего продвижения вперед в деле установления устойчивого мира в регионе.

Несмотря на глубоко внедренное в армянское общественное сознание представление об экзистенциональной враждебности Турции, за время после остановки боевых действий как в Армении, так и в Турции, и на официальном уровне, и на уровне общественности, прозвучали призывы к пересмотру прежних позиций и началу полной нормализации по всему спектру двусторонних отношений. На арену публичной деятельности вышли несколько армянских активистов, которые осмелились бросить вызов доселе официально культивируемой враждебности и начали рассказывать о собственном опыте наблюдения за безбедной и безопасной жизнью армянской общины Турции.

Условия построения устойчивого мира на Южном Кавказе

Что необходимо сделать народам и правительствам для того, чтобы война не постучалась вновь в двери простых людей, не начала отнимать счастье и жизнь тысяч граждан?

Кроме подписания необходимого мирного договора, а может, и для создания благоприятных условий для подготовки такого договора, крайне важно уже сейчас начать контакты и сотрудничество между армянской и азербайджанской сторонами. В трехстороннем Заявлении о прекращении огня есть соответствующие пункты, которые предусматривают реализацию подобных контактов. Опыт конструктивного живого общения и экономическая выгода могут стать сильными катализаторами для ускорения процесса общего примирения сторон.

Почву для подобных контактов и сотрудничества создают ставшие чрезвычайно актуальными транспортные проекты для транзита по маршрутам Север-Юг и Запад-Восток. Страны региона не только продукцию собственного производства смогут перевозить по имеющимся открываемым, восстанавливаемым и вновь строящимся путям, но и получить существенную выгоду от задействования этих магистралей в мировой системе обеспечения транспортировки товарных потоков.

Уничтоженный танк на территории Физули. Ноябрь,

Уничтоженный танк на территории Физули. Ноябрь,

Источник: Мейдан ТВ

Ввиду повышения Соединенными Штатами градуса противостояния с Китаем, формирования ими системы постоянных угроз морским путям поставки китайских товаров в Европу, возрастает значение налаживания системы доставки товаров сухопутным путем по железной дороге. Бенефициарами такой транспортной схемы прежде всего станут ЕС, КНР, РФ, Казахстан, Иран и Турция, как наиболее экономически развитые и пространственно большие игроки. Но и страны Южного Кавказа могут стать полезными и прибыльными партнерами в проекте, если создадут безопасную и благоприятную обстановку для функционирования подобной системы железных дорог в регионе.

РОССИЯ сможет стать жизненно важным партнером Китая и Европы, замкнуть на себя большую часть сухопутного товарного потока как из Европы в Китай, так и из Китая в Европу. Это значительно повысит экономическое, политическое и финансовое значение России на мировом рынке.

АЗЕРБАЙДЖАН получит не только прямую связь с Нахчываном через Армению, но и право и возможность участия как важное звено в цепи транспортных поставок товаров глобального масштаба. Естественно, данная возможность обеспечит значительные финансовые поступления в бюджет страны.

АРМЕНИЯ выйдет из положения полу-блокады, получит прямой выход на рынки своих партнеров по ЕвраЗЕС, Азербайджана, Ирана, Турции, Арабского Востока и Европы. Стабильный и растущий источник поступления валюты в бюджет станет дополнительным стимулом для укрепления стабильности и развития страны.

ГРУЗИЯ в условиях общей стабилизации и усиления безопасности в регионе получит возможность по максимуму загрузить свои имеющиеся железнодорожные и портовые мощности. Постоянный и растущий источник пополнения бюджета благоприятно скажется на экономическом положении населения.

ТУРЦИЯ, отправив в начале декабря 2020г. первый грузовой состав в китайский Сиань, уже начала коммерческое использование железнодорожного маршрута Карс-Тбилиси-Баку для начала поставок турецких товаров в Китай через пять стран. (11) Затем, в начале 2021 года последовал второй состав, который достиг пункта назначения за две недели. Интенсивность грузопотока будет нарастать по мере налаживания логистики. Нет никаких сомнений, что после открытия маршрута через Мегринский коридор, он также будет задействован для транспортировки грузов в обеих направлениях.

Как же эти возможности в целом оцениваются экспертами и политиками? Наблюдая за тем, как политики упорно трудятся над устранением разногласий по видениям сторон в вопросе маршрутов и порядке функционирования проекта этого коридора, сомневаться в осознании ими важности и полезности его реализации не приходится. Президент Азербайджана Ильхам Алиев оптимистично оценивает перспективы сотрудничества стран региона после завершения войны:

«После более чем 30 лет Азербайджан будет иметь сообщение с Нахчыванской автономной республикой, а Республика Армения- железнодорожный выход на Россию, на Иран. Также через Нахчыванскую автономную республику будем иметь выход на турецкий рынок, турецкие и российские железнодорожные артерии соединятся». (12)

Премьер-министр Армении Никол Пашинян также констатирует объективно появившиеся возможности для экономики Армении после завершения военной фазы конфликта: «Мы хотим иметь не одну, а несколько дорог, связывающих нас с Россией. Если железная дорога станет реальным фактором, свяжет Армению с Персидским заливом и Россией, это будет иметь переломное значение». (12)

Что касается экспертов, то практическое завершение Карабахского конфликта вдохновило множество из них высказаться и описать ожидаемую выгоду от запуска маршрутов глобальных перевозок, пересекающих Южный Кавказ. Грузинский политолог Т.Папуашвили считает, что Мегринский коридор способен оказать положительное воздействие на окончательное урегулирование карабахского конфликта. (13)

Серьезным фактором стабилизации в регионе может стать реализация давно обговоренных, но из-за конфликта отложенных проектов возведения трех гидроэлектрических станций на реке Аракс. Одна из них почти достроена Ираном, две другие ждут своей очереди, одна в районе Мегри в Армении, другая - в Нахчыване. С вводом в строй этих станций устойчивость снабжения электричеством в регионе повысится.

Решающее влияние на улучшение атмосферы в межнациональных и межгосударственных отношениях может оказать нормализация армяно-турецких отношений. Многовековые прекрасные армяно-османские отношения были зарубежными доброхотами изрядно подпорчены в период обострения межимпериалистических противоречий в конце Х1Х и начале ХХ в.в., когда страны Европы приступили к переделу мира. В памяти двух народов хранится не только обида на злодеяния, но и благодарность за века дружной и мирной жизни. Если отношения нормализуются и народы начнут широко общаться, очень скоро нынешние недоверие и страхи отойдут в прошлое, верх возьмут прагматические соображения, и несомненная экономическая выгода двух- и многосторонних связей сможет стать весомым аргументом в пользу того, что народы решат оставить черные страницы в прошлом.

Наконец, общее снижение напряженности в отношениях стран региона позволить начать планомерное снижение объемов военных расходов и направить сэкономленные средства на цели созидания и повышение благосостояния населения.

После окончания кровопролитной войны в общественном сознании в регионе забрезжила пока еще слабая надежда на то, что эта война окажется последней на ЮК.

Рекомендации правительствам

  1. Россия является не только опасным вызовом, но и благоприятной возможностью. В случае необдуманного выстраивания отношений с Россией страна может потерять часть территории, населения и суверенитета, российский рынок, доступ к транзиту на внешние рынки, получить череду политических потрясений, примером чего являются все три страны ЮК, Украина и Молдавия. В случае рационально выбранной политики в отношениях с Россией страна может пользоваться благорасположением Кремля и избежать набора опасных потрясений, которые происходят с «неблагонадежными» соседями. Примером постсоветских стран, выстроивших неконфронтационные партнерские отношения с Россией и тем самым избежавших негативных последствий открытой демонстрации ничем не обоснованных устремлений интегрироваться с Западом, могут считаться Казахстан, Узбекистан и Беларусь. Думается, что эта аксиома, будучи принята на вооружение внешнеполитическими ведомствами стран региона, сможет избавить население ЮК от многих потрясений, потому как народы региона не в силах изменить географию.
  2. Вполне законное стремление новых независимых государств развивать отношения с Западом ни в коем случае нельзя позволять увязывать с возможностью вовлечь эти страны в процесс противостояния Запада и России. Постсоветским странам нет необходимости быть проводниками интересов Запада, который сам способен решать свои проблемы, как нет необходимости быть форпостом, инструментом или рычагом внешней политики РФ.
  3. Правительствам Азербайджана и Армении пора установить прямые контакты без посредников для организации двухсторонней работы, гласно, с оповещением населения, начинать обсуждать пути решения даже самых болезненных проблем отношений двух стран. Необходимо в кратчайший срок совместно разработать, подписать и ратифицировать весь пакет документов, которые подведут юридическую базу под окончательное завершение конфликта между Азербайджаном и Арменией.
  4. Для полной нормализации двусторонних отношений было бы полезно учредить совместную армяно-азербайджанскую межправительственную комиссию для изучения, рассмотрения и решения в правовой и финансовой плоскости всех исков граждан, которым был нанесен ущерб во время этно-территориального конфликта.
  5. Правительствам государств, вовлеченных в конфликт, необходимо уделить особое внимание ускорению реализации экономических проектов, которые способны положительно влиять на сближение Азербайджана и Армении.
  6. Обществам Азербайджана и Армении следует позволить открыть архивы для непредвзятого изучения и социализации истории конфликта с тем, чтобы в будущем никто не мог применить методы стравливания народов.

Рекомендации гражданским обществам

  1. Необходимо незамедлительно приступить к развитию двух- и многосторонних контактов ячеек гражданского общества с тем, чтобы инициировать начало процесса сближения двух народов во всех сферах.
  2. Изучить и применить в регионе ЮК все имеющиеся в мире позитивные наработки в области постконфликтного восстановления.
  3. Следует отдавать приоритет долгосрочным проектам, нацеленным на создание твердых основ сосуществования и сотрудничества всех народов в регионе ЮК.
  4. Объявить, что самой прочной основой мира в регионе может быть только укрепление принципов демократии, и работать во имя достижения ее целей.

Источники

  1. Ваграм Тер-Матевосян, Ованнес Никогосян. Миссионерство и вера в «демократический иммунитет».
  2. Тимофей Бордачев. Последняя империя и ее соседи.
  3. С. Асатурян. Анализ итогов Карабахской войны для Армении.
  4. Том де Вал. Хрупкий мир для Карабаха. Кто что выиграл от нового соглашения.
  5. Виталий Портников. Азербайджан и Армения пожертвовали частью своего суверенитетаАндрей Кортунов. Одна тактическая победа и шесть стратегических вызовов. https://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/odna-takticheskaya-pobeda-i-shest-strategicheskikh-vyzovov/
  6. Андрей Кортунов. Одна тактическая победа и шесть стратегических вызовов.
  7. Александр Скаков. Новый этап нагорно-карабахского урегулирования.
  8. А.Искандарян. Мифотворческая операция. Что потеряла Россия из-за второй войны в Карабахе.
  9. Сергей Маркедонов. В ожидании России. Чью сторону заняла Москва в карабахском конфликте.
  10. Дмитрий Тренин, Николай Нелюбин. «Сила все еще решает очень многое – причем не только военная». Эксперт об итогах второй карабахской войны.
  11. Первый экспортный грузовой состав из Турции в Китай
  12. София Сарджвеладзе.Мир в конце тоннеля.
  13. Тамаз Папуашвили. Коридор в нахичеванский эксклав – один из факторов урегулирования карабахского конфликта.
Пока вы здесь ...

У нас есть небольшая к вам просьба. В среде, где информация находится под жестким государственным контролем, Мейдан ТВ усердно работает над тем, чтобы обеспечить доступ к качественной независимой журналистике. Мы проливаем свет на истории, которые вы иначе не прочитали бы, так как мы считаем, что те, кто не может высказаться, заслуживают быть услышанными, а те, кто находится у власти, должны быть привлечены к ответственности. Мы вкладываем в это значительное время, усилия и ресурсы, поэтому нам нужна ваша помощь.

Ваша поддержка дает возможность нашим смелым журналистам, многие из которых работают под большой угрозой своей личной свободе и безопасности, продолжать свою деятельность. Каждый вклад в защиту независимой журналистики в Азербайджане имеет значение. Спасибо.

ПОДДЕРЖИТЕ НАС
Статья обновлена:  8 Июнь 2021
Bölmələr:  
Короткие линки:   http://mtv.re/l2ehjf

Самое читаемое