Иса Гамбар: Этот документ — признание великих побед армии и очень серьезного политического поражение.

«Должны быть предприняты реальные шаги для обеспечения активного участия Турции»



«Должны быть предприняты реальные шаги для обеспечения активного участия Турции»


Руководители России, Азербайджана и Армении подписали соглашение о прекращении войны в Карабахе. Документ, подписанный Владимиром Путиным, Ильхамом Алиевым и Николом Пашиняном, вызвал ряд вопросов у азербайджанской общественности.


На вопросы Мейдан ТВ о документе отвечает руководитель Национального центра стратегического мышления Иса Гамбар:



— Иса бей, как вы оцениваете документ, подписанный в ночь на 10 ноября президентами России и Азербайджана, а также и премьер-министром Армении, в чем заключаются положительные и отрицательные стороны этого документа для Азербайджана?

— Мы серьезно анализируем этот документ, и анализ все еще продолжается. Пока что могу выразить свой первоначальный подход, который заключается в том, что этот документ, с одной стороны, является признанием великих побед народа и армии Азербайджана, а с другой, он является документом очень серьезного политического поражения. В то же время это документ, который создаст опасность для Азербайджана, потому что размещение на этот раз российской армии на нашей территории под именем «миротворцев» — большая угроза для Азербайджана и очень серьезная проблема.



— 27 лет спустя российская армия возвращается в Азербайджан. Составит ли это угрозу для Азербайджана?

— Каждый документ важен сам по себе. Но реализация этого документа еще важнее. Очень важно то, как подписанный документ будет исполняться и какие шаги азербайджанское государство предпримет в этих обстоятельствах. На данном этапе мы должны стараться усилить и закрепить наши успехи, в то же время необходимо приложить значительные усилия для предотвращения угрозы, которую будет создавать размещение здесь российских «миротворцев». В первую очередь, мы должны постараться сделать размещение «миротворцев» максимально формальным. В то же время очень важно добиться размещения миротворцев турецкой стороны на соответствующих территориях Азербайджана. Считаю, что это возможно. Сегодня уровень развития турецко-азербайджанских отношений позволяет это, и очень неприятно, что Турция осталась вне рамок обсуждений в настоящем документе. По крайней мере, должны быть предприняты реальные шаги для обеспечения активного участия Турции в решениях, которые будут приняты в дальнейшем.



— По поводу документа высказываются различные мнения, например, в азербайджанской версии документа указаны названия семи оккупированных сел Газахского района, а в русской — нет. Есть ли у Вас вопросы по этому поводу?

— Текст вызывает запредельно много вопросов. Поэтому необходимо дождаться публикации официального текста, и высказывать мнение на его основании будет более правильным.



— Отсутствие в документе пункта о Ханкенди, Агдере, Ходжалы вызывает вопросы. Какой будет статус у этих районов, будет ли это буферная зона, или снова возвращается «Комитет Вольского»?

— В этом и заключается самая большая опасность. Азербайджанская армия была в шаге от полной победы. По признанию армянской стороны, азербайджанская армия находилась в двух-трех километрах от Ханкенди. Наши военные, героически освободившие такую неприступную крепость, как Шуша, должны были в скором времени освободить и Ханкенди. После освобождения Ханкенди от оккупации это событие можно было бы назвать полной победой. Добиться вывода всех армянских войск с территории Азербайджана было вполне возможно. А теперь создана долгосрочная угроза. Подобно тому, как создав Нагорно-Карабахскую Автономную Область в начале 20-х годов прошлого века, Москва заложила долгосрочную мину в регионе, в Азербайджане. Та мина взорвалась в конце 1980-х — начале 1990-х годов. И теперь заложена долгосрочная мина, срок действия которой, как указано в документе, составит пять лет или более, и это будет уже зависеть от позиции сторон, их усилий, и от того, будет ли проводимая нами политика правильной, последовательной и принципиальной.



— В последнем своем обращении глава государства заявил, что статуса не будет. В таком случае, каково ваше видение будущего статуса армянского населения в регионе, примут ли они законы и паспорт Азербайджана, и что произойдет в противном случае, если они не примут?

— Мы считали, что переговоры могут вестись напрямую между Азербайджаном и Арменией, и не было никакой необходимости в привлечении дополнительных посредников, особенно в привлечении миротворцев в таком виде. На данном этапе говорится, что создаем условия для прочного решения проблемы, естественно, мы не можем доверять этим словам России. Как я уже говорил, это является попыткой создать долгосрочную угрозу для Азербайджана и нашего региона, и необходимо провести серьезную работу по ее устранению. Прежде всего, необходимо еще больше усиливать и развивать азербайджано-турецкий союз. В то же время важно сохранить национальное единство, возникшее в последнее время в процессе освобождения земель Азербайджана от оккупации. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы хаос и конфронтация в Армении перешли на Азербайджан.



— С точки зрения ситуации в Армении возникает вопрос: ратифицирует ли этот документ парламент этой страны или что будет, если Николу Пашиняна отправят в отставку?

— Мы с интересом наблюдаем и будем наблюдать за развитием событий. На самом деле, и сам Пашинян признал, что он подписал документ с учетом позиции армии. А армия призвала армянский народ проявить терпение, давая понять, что борьба продолжится. А это значит, что вероятность аннулирования документа не так уж и велика. В общем, мы не должны ставить нашу работу в зависимость от событий, которые произойдут в Армении, мы должны решать ее сами.


— Что произойдёт, если 15 ноября армянская армия не освободит Кельбаджар, а затем Лачин?

— Она должна это сделать, иначе подписанное сегодня заявление потеряет свою силу.



— Отношение к заявлению неоднозначное, некоторые радуются, а некоторые расстроены. Вы на какой стороне?

ГлавнаяВидеоИса Гамбар: Этот документ — признание великих побед армии и очень серьезного политического поражение.