Source: Мейдан ТВ

Возможности применения мирового опыта превенции конфликтов в регионе Южного Кавказа

Article was updated on :  27 December 2019

В богатом на споры и конфликты современном мире есть регионы, в которых число действующих и латентных конфликтов является чрезвычайно высоким, а потенциал их мирного урегулирования - весьма низким, что само по себе представляет угрозу для международного мира. К числу таких регионов относится, несомненно, территория СНГ, где многочисленные конфликты различной фазы и интенсивности расшатывают международную стабильность и представляют угрозу для мира и будущего без войн. Южный Кавказ не является исключением, а, может быть, представляет собой для всего человечества печальный пример негативного влияния конфликтов на судьбы народов.

Азербайджан вступил на путь к независимости под канонаду боев за часть своей законной территории – Карабах, - которая была отторгнута и стала на долгих 30 лет предметом политических спекуляций. По всей видимости, при существующем раскладе сил те же влиятельные политические акторы пытаются не позволить сторонам конфликта урегулировать его в ближайшее время.

Конфликт обрек Азербайджан на политическую нестабильность, на установление авторитарной власти и на цивилизационный регресс. Значительные финансовые и человеческие ресурсы направляются на предполагаемое военное решение конфликта. При этом ни власти конфликтующих сторон, ни влияющие на политический процесс акторы не позволяют в полной мере задействовать богатый потенциал мира для мирного разрешения конфликта.

Карабахский конфликт стал образцом замороженного конфликта, посредством которого бывший имперский центр контролирует весь регион Южного Кавказа. При этом Российская Федерация сумела себя также навязать как одного из самых влиятельных посредников на мирных переговорах по урегулированию Карабахского конфликта, что не мешает ей активно продавать наступательное оружие сторонам конфликта на многие миллиарды долларов.

В этой ситуации важное значение приобретает поддерживаемая авторитетом ООН превенция конфликта. Превенция конфликта может трактоваться как с точки зрения предотвращения его начала, так и, коли он начался, предотвращение его перехода в горячую фазу, или же в «вечную» проблему, а также создание условий, благоприятствующих его мирному урегулированию.

В этой связи можно констатировать, что карабахский конфликт объективно имеет потенциал для его мирного урегулирования. Конфликт имеет для его сторон общие, совпадающие точки интересов. Это, прежде всего, предотвращение перехода конфликта в горячую фазу, а также недопущение его трансформации в «вечный».

Вместе с тем, в этом есть также основа для разного видения превенции сторонами.

Для Азербайджана превенция означает : 1. недопущение горячей фазы при условии обеспечения возможно скорого мирного возвращения Карабаха в состав Азербайджана; 2. недопущение трансформации конфликта в «вечный» (в этом случае Карабахский конфликт исторически и практически встает рядом с безнадежным арабо-израильским конфликтом).

Для Армении превенция означает: 1.недопущение перехода конфликта в горячую фазу при условии юридического оформления победы армянской армии (то есть согласие Азербайджана на признание своего военного поражения и потерю территории); 2.недопущение трансформации конфликта в «вечный» (что практически означает неотвратимую потерю Арменией своей правосубъектности и дальнейшее усиление зависимости Армении от России).

Изложенное понимание проблемы предполагает определенное и объективное совпадение интересов сторон конфликта и возможность, при наличии доброй воли и разумности, координации правительствами Армении и Азербайджана своей политики ради мирного разрешения конфликта.

Для перевода Карабахского конфликта из разряда безнадежных в разряд решаемых требуется демонстрация сторонами конфликта воли и решимости поставить на первый план интересы всего населения Армении и Азербайджана, в том числе населения Карабаха. В этом случае приоритетом должна стать не территория и вопрос его юридической принадлежности, а вопрос судьбы азербайджанского и армянского населения Карабаха, их прав, качества их жизни, перспективы их исторического бытования на этой территории, политическое устройство системы самоуправления Карабаха, обеспечение международных гарантий мира и безопасности для всего региона. Для реализации такого инновационно решающего шага в понимании проблемы необходимо, в том числе, коренное изменение информационной политики и значительная корректировка идеологических установок правительств при работе с населением.

Когда начинался Карабахский конфликт, гражданское общество в Азербайджане практически отсутствовало, а те слабые советские подобия, которые имитировали гражданское общество, находились под тотальным контролем Компартии. Вот почему на начальном этапе конфликта гражданское общество не сумело оказать практическое влияние на его превенцию.

Но всего через год-два зародившиеся слабые ячейки гражданского общества сумели выполнить исторически важную работу по предотвращению конфликтов как внутри Азербайджана, так и в сопредельной Грузии (совместно с Народным Фронтом Грузии).

Имперский центр планировал создание в Грузии не двух, как это обстоит сейчас, а, как минимум, пяти конфликтных зон. Россия, кроме Абхазского и Юго-Осетинского конфликтов, пыталась разжечь конфликт между Тбилиси и Батуми, между грузинами и армянами в Джавахети.

Одной из конфликтных зон предполагалось сделать регион Квемо-Картли (Борчалы), место совместного проживания грузин, армян и азербайджанцев.

В июне 1989 года был пущен слух о том, что азербайджанское население якобы требует для себя статус автономии. В регион из столицы были переброшены дополнительные милицейские силы, населенные пункты с преимущественно азербайджанскими жителями были окружены и изолированы. Появилась вполне реальная вероятность подстроенного кровопролития и непосредственного силового вмешательства имперского центра для «наведения конституционного порядка».

В этой ситуации только что созданный Народный Фронт Грузии обратился к Временному Инициативному Центру Народного Фронта Азербайджана (ВИЦ НФА), из Баку в Тбилиси срочно выехала группа из 25 человек и были обговорены методы совместной политической работы с азербайджанским населением. В течение нескольких дней активисты ВИЦ НФА провели разъяснительную работу во всех значительных населенных пунктах региона, и вопрос о якобы имевшем место требовании автономии был снят с политической повестки дня. Этот пример успешной совместной работы по превенции конфликта стал первым в истории демократических сил Южного Кавказа.

В Азербайджане также планировался не один Карабахский армяно-азербайджанский этно-территориальный конфликт, а несколько конфликтов. Один из таких конфликтов, который мог привести к кровавому противостоянию между аварским этническим меньшинством и государством с вовлечением в него аварцев Дагестана, и, следовательно, самой России, был предупрежден еще в зародыше в Балакенском районе в декабре 1989 года вмешательством двух активистов НФА ( Агаджавада Саламова и автора этих строк), а также мудрым поведением лидера аварского населения района в то время Али Анцухского. Путем переговоров и народной дипломатии вооруженные люди были отстранены от процесса принятия политических решений, нужные слова были произнесены, и заполыхавшие было страсти улеглись. Устранение потенциального очага конфликта силами деятелей гражданского общества явилось еще одним успешным примером эффективности теории и практики превенции конфликтов путем диалога и взаимных уступок.

По мере разрастания масштаба вооруженного конфликта между Арменией и Азербайджаном усиливались также неоднократные попытки инициировать еще два этно-территориальных конфликта, на юге – с талышским населением, и на севере – с лезгинами Азербайджана. Обе эти попытки были сорваны прежде всего осознающими опасность ситуации и свою ответственность за возможные последствия представителями общественности и политическими лидерами талышей и лезгин, в тесном сотрудничестве с активистами гражданского общества из Баку. Во главу угла был поставлен диалог, откровенное обсуждение объективно имеющихся проблем и поиски путей совместной работы для их решения.

Ограниченные финансовые возможности и постоянно накладываемые административные препоны на деятельность активистов народной дипломатии препятствуют достижению значительных и ощутимых результатов в деле миротворчества. К сожалению, интенсивность и результативность усилий миротворцев сильно зависит от перепадов внешнеполитической конъюнктуры, запретов и преград, возводимых на пути миротворцев государственными органами сторон конфликта.

Тем не менее, миротворцы Армении и Азербайджана все эти годы конфликта продолжали интенсивный совместный поиск путей мирного разрешения этно-территориального конфликта между двумя странами. К очевидным заслугам гражданских обществ Армении и Азербайджана можно отнести налаживание прямых человеческих контактов, освобождение значительного числа военнопленных и заложников, устройство встреч между журналистами, женщинами, детьми и молодежью двух сторон. К процессу поиска мирного разрешения конфликта были привлечены сотни рядовых неравнодушных граждан из числа молодежи и женщин. Ученые двух стран сумели написать и опубликовать совместную книгу по моделям разрешения конфликта, а журналисты - провести совместные журналистские расследования.

Активисты гражданского общества Армении и Азербайджана провели совместный активный поиск и обсуждение подходящей для мирного урегулирования модели разрешения конфликта. С этой целью они при поддержке западных спонсоров ознакомились с опытом урегулирования конфликтов на Аландских островах, в Северной Ирландии, в Тироле и в Боснии, организовали публикацию сотен статей, проведение сотен лекций.

Удачным примером превенции кризиса в отношениях сторон можно считать ситуацию вокруг монастырского комплекса Давида Гареджи летом 2019 года.

Когда представители националистически настроенных представителей общества с пониженной социальной ответственностью начинали призывать «не шагу назад!», то они не представляли себе тяжелых последствий своих действий, не подозревали, что становились инструментами в руках опытных политических кукловодов.

Представители гражданских общества Грузии и Азербайджана своевременно осознали важность предотвращения разрастания кризиса и выдвинули совместную инициативу по компромиссному и почетному для сторон разрешению проблемы монастырского комплекса. Известные общественные деятели обеих стран предложили превратить монастырский комплекс Давида Гареджи из объекта спора в объект гармонизации и развития совместных интересов. А именно, провести охраняемую государственную границу не по середине комплекса, а по его границам с двух сторон, установив для этого исторического и религиозного памятника специальный статус управления под совместной юрисдикцией, своего рода Южнокавказский Шенген со свободным пересечением этого участка границы с двух сторон. Это предложение было доведено до сведения властей и обществ двух стран.

В настоящий момент продолжается рутинная работа соответствующих ведомств для урегулирования этого вопроса.

Подобно тому, как структуры, которые разжигают конфликт, работают по определенным технологиями и с применением испытанных приемов, правительства и гражданские общества потенциальных жертв конфликта также должны четко и решительно придерживаться определенной стратегии и тактики по превенции этих конфликтов.

Главным условием превенции конфликта является поддержание режима непрерывного диалога и консультаций всех потенциальных сторон возможного конфликта. Во многом благодаря этому удалось предотвратить некоторые конфликты в вышеуказанных географических и исторических условиях. Вторым важным условием является учет реальных интересов сторон возможного конфликта. Ни один конфликт не удастся предотвратить, если одна из сторон конфликта попытается пренебречь интересами другой стороны.

Превенции конфликта могут помочь профессиональные представления сценариев будущего развития при реализации различных вариантов, а именно: начало и течение конфликтов различной интенсивности, или же нахождение компромиссного решения и превенция конфликта. Фактором превенции может служить наличие и развитие прочных экономических , культурных и прочих контактов между сторонами: двусторонние , региональные, многосторонние.

Что касается отношения к превенции в современном азербайджанском обществе, то его понимание резко отличается от мнения экспертного сообщества страны. Превенция конфликта ассоциируется с Карабахским конфликтом, c ограничением возможности вернуть захваченные Арменией с помощью России в 90-х годах территории Азербайджана.

Отсутствие моделей мирного возвращения захваченных вооруженным путем земель мешает работе миротворцев. Заявление зарубежных политиков и дипломатов об отсутствии такого прецедента демотивирует население, в первую очередь, вовлеченную в миростроительство молодежь. На доводы национал-патриотов, настроенных на возвращение земель любым путем, у миротворцев недостаточно сильные доводы. Принцип «мир ради мира» не работает как аргумент в стране с горьким опытом более чем 25 лет оккупации территорий. В последнее время реваншистские настроения усиливаются. Причины этого кроются как во внутренних факторах, так и в контролирующих ситуацию и вмешивающихся в процесс урегулирования конфликта внешних сил.

Внутренние факторы обусловлены ослаблением гражданского общества в связи с применением с 2014 года властями реакционных мер: принятие изменений в закон об НПО и грантах, сильно ограничивающих деятельность гражданского общества. В результате этой необдуманной политики и недостаточной гибкости международных организаций, НПО последние 5 лет не могут продолжать играть роль локомотива для различных инновационных идей и предложений по развитию жизненно важных институтов общества. В том числе мирные гражданские активисты потеряли механизмы влияния на общественное мнение. В то же время активизация и рост влияния внешних сил на внутреннюю и внешнюю политику страны резко возросли.

Надо откровенно признаться, что при имеющихся скудных ресурсах и скептическом отношении властей к усилиям активистов народной дипломатии дальнейшая их деятельность может стать безрезультатной. Требуется вмешательство чрезвычайно авторитетной и влиятельной силы для решительных подвижек в процессе мирных переговоров. Такой силой могла бы стать ООН.

ООН с самого начала этно-территориальных конфликтов на территории СНГ, в том числе на Южном Кавказе, в серии резолюций предлагала различные варианты мирного разрешения споров и конфликтов, а также призывала воздержаться от их эскалации. Однако, к сожалению, стороны, вовлеченные в конфликт, не вняли призывам к разуму и соблюдению верховенства права. Несомненно, что локальные политические игроки и полевые командиры, заинтересованные в эскалации конфликтов, остались глухи к призывам ООН не потому, что были сильнее этой самой авторитетной международной организации, а потому, что за ними стояли реально серьезные мировые центры, нацеленные на манипулирование политическими процессами в регионе через управляемые конфликты.

ООН стоит перед дилеммой: оставаться ли ей нейтральной политической площадкой для рутинного соревнования конкурирующих между собой политических колоссов, или же стать организацией, способной реализовать чаяния всего человечества в соответствие со своим Уставом?

ООН мог бы взять на себя инициативу по мирному разрешению Карабахского конфликта, с чем не могут 25 лет справиться три сопредседателя Минской группы – постоянные члены Совета Безопасности ООН.

Почему бы ООН не выйти в лидеры миротворческого процесса? Ведь в истории мировой дипломатии был случай, когда авторитетная международная организация, а именно, Лига Наций, не позволила сторонам потенциального конфликта прибегнуть к односторонним насильственным действиям и всем своим авторитетом принудила стороны спора согласиться на компромиссное решение, которое, как показала история, стало идеальным и наилучшим для удовлетворения желаний всех сторон. Имеется в виду решение Совета Лиги Наций по Аландскому архипелагу от июня 1921 года.

ООН мог бы создать ресурсный центр для деятельности международной коалиции миротворцев, состоящей из представителей гражданских обществ Армении, Азербайджана и представителей азербайджанского и армянского населения Карабаха, а также экспертов из различных стран, заинтересованных в мирном разрешении конфликта, для того, чтобы обговорить, спроектировать и представить на обсуждение сторон конфликта некий «Карабахский пример» мирного разрешения конфликта на базе векового успешного опыта Аландского архипелага.

Инициативу практического руководства всем этим новаторским процессом могли бы взять на себя Генеральный секретарь и Департамент по политическим вопросам Секретариата и его Группа поддержки посредничества, как того гласит соответствующая резолюция ГА ООН.

Активисты гражданских обществ Армении и Азербайджана при активном участии экспертного сообщества Грузии и др. стран ЮК и иностранных коллег под руководством ООН и его Генерального секретаря могут провести беспрецедентно широкую и активную разъяснительную работу с населением, привлечь простых граждан к со-творчеству по определению образа будущей мирной и безопасной жизни, провести широкие общественные слушания по проектированию прочного мира между народами Южного Кавказа.

Если таковой опыт будет реализован, вряд ли кто-то из заинтересованных в пролонгации конфликта сторон сможет открыто выступить против воли миролюбивой части мирового сообщества.

Зардушт Ализаде

While you are here …

We have a small favor to ask of you. In an environment where information is under tight government control, Meydan TV works hard to ensure that people have access to quality independent journalism. We shed light on stories you might otherwise not read because we believe that those who cannot speak up deserve to be heard, and those in power need to be held accountable. We invest considerable time, effort and resources to do so, which is why we need your help.

Your support empowers our courageous journalists, many of whom work at great personal risk to freedom and safety. Every contribution to the protection of independent journalism in Azerbaijan matters. Thank you.

SUPPORT US
Article was updated on :  27 December 2019
Featured in:  
Shortlink:   http://mtv.re/r3gf1l

Most Viewed