Строительная площадка АЭС “Аккую”

Source: “Daily Sabah”

Caption: Строительная площадка АЭС “Аккую”

Турецкий атом вызывает споры

Article was updated on :  21 April 2021

10 марта президенты России и Турции – Владимир Путин и Реджеп Эрдоган виртуально участвовали в церемонии заливки бетона в основание третьего реактора АЭС “Аккую” в турецкой провинции Мерсин. Непосредственно на месте их представляли генеральный директор государственной корпорации “Росатом”Алексей Лихачёв и министр энергетики и природных ресурсов Турции Фатих Донмез. Всего планируется ввести в эксплуатацию четыре энергоблока по 1200 МВт каждый, общей мощностью 4800 МВт, что составит 10% от общего энергопотребления Турции. Ввод в строй первого реактора планируется в 2023 году, когда будет отмечаться 100-летний юбилей Турецкой республики. По словам Путина, на этих сроках настаивал сам Эрдоган, заявивший в своём выступлении, что в этот года “Турция войдёт в число атомных стран” и выразивший уверенность, что осуществление проекта внесёт серьёзный вклад в укрепление энергетической безопасности, стимулирует экономический рост, обеспечит потребителей недорогой энергией и даст импульс развитию в Турции принципиально новой отрасли – атомной энергетики.

Анкара даже присвоила учреждённому “Росатомом” на территории Турции АО “Аккую Нуклеар” статус стратегического инвестора, налоговые и таможенные льготы. Российские эксперты утверждают, что это создаст экономию около $10 млрд, при общей стоимости проекта в $20 млрд. Разумеется, благодаря осуществлению проекта Турция сможет диверсифицировать источники энергоснабжения. К тому же, в строительстве задействованы сотни российских и турецких компаний-подрядчиков, что способствует развитию экономики обеих стран, созданию свыше 11 тыс рабочих мест.

Тем не менее, эксперты разных стран критикуют проект. Российские, эксперты считают его невыгодным для России. Прежде всего потому, что принципиальное отличие “Аккую” от других построенных в мире АЭС в том, что ещё на стадии строительства или после ввода в строй, они переходили в собственность страны-заказчика. Но АЭС в Турции строится на принципах “строй-владей-эксплуатируй”. Это означает, что Турция только предоставляет площадку для строительства и гарантирует закупку части электроэнергии. А российская “Аккую Нуклеар” отвечает за проектирование, строительство, эксплуатацию и обслуживание АЭС, включая все расходы и риски, как и вывод из эксплуатации отслуживших или аварийных объектов, безопасный вывоз и утилизацию облучённого ядерного топлива и других отходов. Следовательно, вся ответственность ложится на того, кто спроектировал и построил АЭС. А это “Росатом” и его дочерние предприятия, которым принадлежат 99,2 %. При этом строительство контролируется МАГАТЭ, Группой ядерных поставщиков, Всемирной ассоциацией операторов атомных станций, Клубом европейских эксплуатирующих организаций, Международной консультативной группой по ядерной безопасности, Евроатомом, Комиссией государств-участников СНГ по использованию атомной энергии в мирных целях. Между тем, Агентство по атомной энергии Турции, ещё летом 2018 года, обнаружило трещины в фундаменте первого энергоблока, который “Росатому” пришлось дважды переделывать.

Российские критики проекта указывают, что турецкая сторона не несёт финансовых обязательств и вероятно, все расходы будут оплачены российской стороной, при том, что более половины из них освоят турецкие подрядчики. Граждане Турции обучаются работе на АЭС в России бесплатно. К тому же, турецкая сторона не несёт обязательств по строительству линий электропередач и подстанций. Вызывает опасения и то, что в соглашении по строительству не прописаны форс-мажорные обстоятельства и запрет на национализацию АЭС. А цена на электроэнергию от ещё строящейся АЭС зафиксирована на 25 лет без учёта инфляции доллара, возможных изменений мировых цен на электричество и курса валют. Но предусмотрено, что до 49% акций АЭС может отойти к турецким или иным международным инвесторам.

В Турции проект тоже критикуют. Идут разговоры о том, что станция расположена менее, чем в 300 км от курортной зоны Анталья, где отсутствуют крупные промышленные потребители электричества и спрос будет невысокий. А такая близость может нанести удар по туризму. Эти опасения усилились после 19 января, когда контролируемый взрыв на строительной площадке вызвал серьёзный политический резонанс. “Аккую Нуклеар” заявила, что взрыв произведён при проведении плановых взрывных работ. Но пострадали близлежащие жилые районы, многие дома и теплицы были повреждены, окна разбиты. Канцелярия губернатора Мерсина создала комиссию по выявлению повреждений и проведению восстановительных работ, а полицейскому Управлению специальной инспекции безопасности было поручено расследовать взрыв. Заместитель председателя оппозиционной Народно-республиканской партии Ахмет Акын призвал министерство энергетики сделать заявление, чтобы успокоить граждан, поскольку взрыв “заставляет людей потерять сон, думая о возможности новых взрывов, которые могут произойти в будущем, когда атомная электростанция начнёт функционировать”. Он раскритиковал политику, направленную на строительство атомных электростанций, считая, что они несут риск для безопасности граждан, особенно когда по всему миру осуществляются инвестиции в экологически чистую энергию. Депутат парламента Турции от Мерсина Али Махир Башарыр призвал всех выступить против строительства, считая, что АЭС “нанесёт серьёзный ущерб морям, природе, рыбам и всем водным организмам”.

Последствия взрыва на стройке АЭС

Последствия взрыва на стройке АЭС

Source: турецкая газета “Хюрриет”

Члены Европарламента от Кипра - Димитрис Пападакис и Лукас Фурлас обратились с депутатскими запросами о том, что АЭС станет “ядерной бомбой для окружающей среды”, тем более, что выбранной для строительства территории присвоен статус хоть и умеренной, но всё-таки сейсмической опасности и имели место землетрясения. Они особо подчеркнули, что АЭС строится примерно в 90 км от Кипра и, когда она будет введена в эксплуатацию, риски ядерной аварии затронут государство-члена ЕС. Более того, АЭС станет угрозой для здоровья и безопасности жителей Юго-Восточного Средиземноморья и Ближнего Востока. В одном из запросов содержится вопрос: “В какой степени Турция - страна-кандидат, привела своё законодательство в соответствие с законодательством ЕС в области безопасности?”.

Cторонники атомной энергетики Турции утверждают, что осуществление проекта уменьшит её зависимость от иностранных поставщиков электричества. Однако Генри Сокольски, исполнительный директор Образовательного центра политики нераспространения в Вашингтоне считает, что усилится зависимость Анкары от России, которая итак является крупнейшим поставщиком природного газа в Турцию и третьим по величине поставщиком нефти. К тому же, срок службы атомной станции, в среднем, примерно 100 лет, а затем энергоблоки постепенно выводятся из эксплуатации и проводится утилизация. Это время Турция будет зависеть от услуг “Росатома” и поставок российского ядерного топлива компанией “ТВЭЛ”. А это рычаг давления на Анкару. В Турции тоже опасаются, что Москва будет контролировать инвестиции в её энергетический сектор и окажет давление на Анкару, например, если Турция откажется покупать российские системы противоракетной обороны. Сокольски также предупреждает, что Турция расположена в нестабильном регионе и АЭС может стать мишенью терактов посредством ракет или дронов. Тем более, что по данным МВД, с начала 2021 года в Турции было предотвращено 26 террористических актов и задержаны 12 боевиков, пытавшихся незаконно перебраться в Турцию из Сирии.

Таким образом критика проекта, кроме экономического, приобрела ещё и политический вектор. Некоторые российские политологи считают неправильным игнорировать стремление Турции расширить влияние на Кавказе, участие в транспортировке углеводородов в обход России, действия в Сирии. Они не исключают также, что знания полученные турецкими специалистами в России послужат основой военной ядерной программы. Тем более, что между Турцией и, обладающим ядерным оружием, Пакистаном заключены соглашения о военном сотрудничестве и нельзя исключать, что Исламабад может поддержать турецкую программу создания ядерного оружия. К тому же, Турцией подписано соглашение о военном сотрудничестве с Казахстаном, добывшим в 2019 году 41,66% от мировой добычи урана. Правда Турция подписала Договор о нераспространении ядерного оружия, Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и, обязательный к исполнению, Международный кодекс поведения против распространения баллистических ракет. Но остановит ли это Эрдогана?

Эксперт по энергетике из “Института Турции 21-го века” в Анкаре Тугче Варол считает, что Анкара стремится снизить потребление природного газа для производства электроэнергии до уровня ниже 30%. Но к 2026 году АЭС “Аккую” сможет взять на себя не более 7,7% производства электроэнергии. Не будучи противником безопасной атомной энергетики в принципе, она отмечает, что “такой проект должен происходить в рамках развитой или, по крайней мере, развивающейся демократии, чтобы была возможность и свобода для получения критической обратной связи”. А проект атомной электростанции в стране, где СМИ “не могут быть критичными, а коммерческим предложениям не хватает прозрачности, приносит больше вреда, чем пользы”. Среди части турецких экспертов складывается мнение, что такой проект должен основываться на долгосрочной и стабильной энергетической политике, которой нет.

С другой стороны российские политологи напоминают, что Анкара малопредсказуемый партнёр, который противостоит России в вооружённых конфликтах в Сирии, Ливии и Карабахе. К тому же, не исключён выход Анкары в страны Центральной Азии, которые Москва считает традиционной зоной своих интересов. Более того, высказывается мнение, что президент Эрдоган, в какой-то момент, может пойти на закрытие АЭС, например, по экологическим мотивам.

Стоит напомнить и о том, что от места строительства АЭС, по прямой на северо-восток, около 180 км до самой восточной базы командования ВВС США и НАТО в Европе – авиабазы Инджирлик. На ней дислоцировано 10-е авиакрыло и 2-е командование ВВС Турции, а также 39-е авиакрыло американских ВВС с персоналом около 5 тысяч человек. Эксперты считают, что на базе находится около 50 атомных боеголовок, хотя ходят слухи, что с августа 2016 года, из-за напряжённости с Турцией, их начали перемещать на базу Девеселу в Румынии. Бухарест это отрицает, но независимо от того, где находятся эти боеголовки и даже несмотря на непрекращающуюся критику Анкары в связи с закупкой зенитно-ракетных комплексов С-400, о чём сравнительно недавно говорили во время телефонного разговора государственный секретарь США Энтони Блинкен и министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу, вряд ли Росси удастся внести серьёзный разлад между Турцией и НАТО. Об этом говорит, например, то, что с 1 января к Турции перешло командование Объединённой оперативной группой высокой готовности НАТО, в состав которой Анкара введёт мотопехотную бригаду численностью около 4200 человек, новейшую боевую технику, включая бронемашины, противотанковые ракетные комплексы и гаубицы. Всего в 2021 году Силы сверхбыстрого реагирования будут насчитывать 6400 военнослужащих США, Великобритании, Польши, Испании, Италии и других стран НАТО.

While you are here …

We have a small favor to ask of you. In an environment where information is under tight government control, Meydan TV works hard to ensure that people have access to quality independent journalism. We shed light on stories you might otherwise not read because we believe that those who cannot speak up deserve to be heard, and those in power need to be held accountable. We invest considerable time, effort and resources to do so, which is why we need your help.

Your support empowers our courageous journalists, many of whom work at great personal risk to freedom and safety. Every contribution to the protection of independent journalism in Azerbaijan matters. Thank you.

SUPPORT US
Article was updated on :  21 April 2021
Featured in:  
Shortlink:   http://mtv.re/iqdxfc

Most Viewed