Source: Мейдан ТВ

Шеф! Операция провалилась!

Эту статью посвящаю моему дорогому и любимому другу Георгию Ваняну

Шеф! Операция провалилась!

Меня нет во многих местах, но я там присутствую силой воображения. Интуицией. Например, меня 3 сентября 2014 года не было в Кремле на встрече президентов Армении и России.

Это совершенно понятно. Куда они, куда я…

Но я там был. Незримо, силой своего воображения. Хотите, докажу?

Стою в сторонке, но достаточно близко, и смотрю спокойно, как Сержик подобострастно трясет руку Путина. Фотокоры щелкают «исторический» для Сержика момент. Потом корреспондентов выпроваживают.

Меня никто не видит, потому что меня там нет. Но я есть, потому что слышу нарочито уверенный спич Сержа, которому европейцы обещали провести ярмарку инвестиций в пользу многострадальной Армении и, чем черт не шутит, собрать аж 2 миллиарда евро.

У ереванских чиновников даже в зобу сперло от волнения: это ж сколько можно спереть из двух миллиардов! Если постараться, то больше половины! Так что Сержик очень надеется, что афера с Договором о всеобщем экономическом сотрудничестве между ЕС и Арменией прошмыгнет в повестке переговоров с шефом. Нарочито бодрым голосом он докладывает, как о совершенно пустяковом вопросе, что «наши эксперты сумели довести до ума текст Договора и мы готовы подписать его в Вильнюсе в ноябре».

Но шеф, к несчастью, не дремлет! Как всегда!

Путин смотрит на Сержика немигающим взглядом, играет желваками и начинает тихо так говорить. Говорит вроде не по теме, не про договор с ЕС, совсем про другое, но по мере того, как он говорит, Сержик начинает уменьшаться в размерах по длине, ширине и высоте:

- А мне только что звонил Ильхам Гейдарович. Он откровенно спросил, какую позицию займет Россия в случае, если он начнет операцию по освобождению оккупированных вашей армией азербайджанских земель. Я-то знаю, что вы не оккупировали эти земли, а освободили, но юридически они принадлежат Азербайджану, и весь мир это признает. Так вот, задает мне Ильхам Гейдарович свой вопрос, и заметьте, не первый раз он это делает, все время надеется, что Россия изменит свое мнение по Карабаху, все время задает один и тот же вопрос и все время слышит один и тот же ответ. Но я последний раз засомневался, сказал ему, чтобы позвонил спустя три часа. Потому что через три часа наша встреча завершится, и я должен выяснить для себя, с какого это такого бодуна Россия должна защищать Армению, которая подписывает Договор с Евросоюзом, все страны которого состоят в НАТО и денно-нощно действуют против России. Я только что прочитал, что ваш премьер-министр заявил, что Армении нет смысла вступать в Таможенный Союз, потому что у Армении нет общих границ со странами Таможенного Союза. Я, быть может, не знаю географию, вы подскажите, у вас есть общие границы с ЕС? Вы, насколько я знаю, имеете общие границы с Турцией, Азербайджаном, Ираном и Грузией. А с нами, как это выяснил ваш премьер, не имеете. Так что я начал думать, стоит ли России защищать такую Армению?

Путин умолк и пристально и долго посмотрел на Сержика. Наступила тягостная тишина.

Сильно уменьшившийся в размерах Сержик не вымолвил ни слова. Молча встал, понуро поплелся к ожидавшим его корреспондентам и сообщил, что Армения решила вступить в Таможенный Союз.

Я это лично видел! В своем воображении. Видел своей интуицией. Если я не прав, пусть меня армянские товарищи поправят.

И это видение на расстоянии нечасто, но по важным вопросам, систематически повторяется.

Года три назад я во сне увидел, как в кабинет Очень Важного Начальника ФСБ (лица его не запомнил, но запомнил, что на стене висел портрет Путина в обнимку с Дзержинским) вошел Неочень Важный Начальник с папочкой для доклада и робко спросил:

-Товарищ генерал, разрешите приступить к докладу?

Генерал в ответ что-то буркнул, и осмелевший Неочень Важный Начальник начал говорить. А я стою в сторонке и внимательно так слушаю.

-Товарищ генерал, анализ опросов общественного настроения в подведомственной нам территории Армения показывает, что население начинает уставать от продолжения конфликта. Систематические вбросы стандартных игрушек типа антитурецких книг, статей, фильмов про геноцид и зверства азиков прежнего влияния не оказывают. Народ устал, и все больше начинает прислушиваться к подрывным речам разных миротворцев о необходимости найти форму примирения. Мы тут подработали планчик насчет дискредитации миротворцев. Если сработает, на сто лет забудут, что такое мир. Поверьте нам, штаны с них снимем, с этих миротворцев!

-Ну! Ну! - повелительно произнес Очень Важный Начальник. Неочень Важный Начальник окрыленно начал докладывать свой планчик.

Но тут я проснулся, и подробности планчика узнать не успел.

Недосмотренный сон меня мучил не долго. Подоспевшие события сами раскрыли подробности «планчика» из моего вещего сна. И тут подключилось и начало действовать мое всегдашнее воображение.

Я увидел, как проходил инструктаж исполнителей «планчика».

На Лубянке большой и длинный кабинет. Посредине полированный длинный стол. Во главе стола сидит Неочень Важный Начальник. По обе стороны сидят: слева пять армянских чекистов, справа пять азербайджанских чекистов. По их лицам понятно, что этот в общем-то Неочень Важный Начальник для них Очень-Очень Важный Начальник.

Если бы я не знал, что по левую руку от Неочень Важного Начальника сидят армянские чекисты, а по правую – азербайджанские, то мне по внешнему виду было бы невозможно определить, ху из ху. Все они были на одно лицо, одинаковой упитанности выше среднего, и ни один сыщик не смог бы точно сказать, отчего появилась эта вышесреднего упитанность: от исконной армянской долмы, или древнеазербайджанской долмы, древнеазербайджанского хаша или исконно армянского хаша, настоящего армянского шашлыка или истинно азербайджанского шашлыка. Тут не помогли бы даже тайно закупленные на Западе анализаторы КГБ.

Очень-Очень Важный Начальник этими размышлениями не заморачивался, своих подчиненных, в отличие от меня, он хорошо знал и сразу начал излагать вводную:

--Товарищи, излагаю вам одобренный руководством план оперативных действий по дискредитации так называемых миротворцев, которые, получая финансовую и идеологическую помощь от наших геополитических противников, пытаются подорвать идейно-политические основы механизма сохранения нашего единства на всем регионе Южного Кавказа. Для этого они систематически работают в направлении распространения идей мирного, так сказать, урегулирования Карабахского конфликта. Надо признаться, товарищи, что прежние методы мобилизации масс не работают, вернее, работают, но не с прежней эффективностью. Наши совершенно точные измерения настроения масс показывают, что степень развращения населения повышается. Народ, надо признаться честно, не хочет, как это было в прошлом, со славой умереть за родину. Чего же хочет народ, товарищи? Народ, доложу вам с прискорбием, хочет кушать, работать, петь, танцевать, любить и жениться! Это никуда не годится, товарищи! Если дело так пойдет без изменений, скоро так называемые миротворцы обретут такую массовую поддержку среди населения, что все наши усилия поднять их на новый раунд смертельного противоборства ни к каким результатам не приведут. Товарищи! Армянские и азербайджанские солдаты вылезут из вырытых для них и прекрасно оборудованных окопов и начнут брататься! А народы начнут петь свои похожие песни, танцевать свои одинаковые танцы, кушать свою одинаковую еду, и так дело дойдет до того, что вновь начнут влюбляться и жениться! Мы этого никак допустить не можем. Поэтому у нас разработан планчик по дискредитации миротворчества еще на начальном этапе их подрывных действий.

Азербайджанские и армянские чекисты по мере выступления Очень-Очень Важного Начальника изображали на лице то возмущение, то негодование, то понимание важности сказанного.

-Да, товарищи, планчик одобрен на самом верху, - тут он посмотрел на стену, где Вова и Феликс позировали в обнимку, при этом на голове Феликса ладно сидела черная пилотка военно-морского офицера, а голову Вовы венчала известная всем советским людям фуражка главного чекиста - и одобрен в принципе. Необходимые средства выделены, нужные люди уже проработали с кем надо и как надо, так что приступаем к этапу реализации планчика на месте Театра Военных Действий (ТВД), то бишь Южного Кавказа. На этом этапе основная тяжесть при исполнении планчика ляжет на местные кадры. На вас, товарищи...

Лица южнокавказских чекистов ясно выразили готовность справиться с любой задачей любой сложности и подлости.

-Да товарищи, планчик проработан до мельчайших деталей, и в этом планчике предусмотрено, что в роли петухов будут выступать армянские товарищи…

Среди азербайджанских чекистов началось радостное оживление. Армянские чекисты начали восклицать какие-то турецкие ругательства, но на армянском.

- Разговорчики в строю, товарищи! Прошу прекратить! – тут он обвел тяжелым своим взглядом своих южнокавказских подчиненных, и разговорчики в строю постепенно смолкли - А в роли куриц будут азербайджанские товарищи. Так что, по разработанной легенде, армянские петухи будут топтать азербайджанских куриц.

Тут ропот возмущения прошел среди азербайджанских чекистов.

-Товарищи, мы тут не в детском саду, а обсуждаем очень серьезную операцию. По результатам операции руководство сделает выводы о профпригодности некоторых товарищей, которые уже начали вызывать у нас вопросы…

И азербайджанские, и армянские чекисты испуганно потупили взоры.

-Товарищ Акопян, доложите о проделанной предварительной работе.

Бровастый толстопузый товарищ Акопян вскочил на ноги и начал тараторить:

-Товарищ полковник, как только мы получили от вас указание, так сразу приступили к разработке операции. Одного из наших очень смышленых секретных сотрудников пришлось арестовать, побить, выгнать с работы и из квартиры вместе с семьей. Наша пресса описала эти наши зверства как надо, и, - тут он косо взглянул на своих азербайджанских коллег, и продолжил – азербайджанские курицы клюнули на эту приманку и бросились защищать жертву кровавого армянского режима. Он уже переправлен в Азербайджан и находится под покровительством наших коллег. Туда же переправлена еще одна не совсем вменяемая особа, а также приедет один совсем вменяемый диссидент из Европы. Вот вкратце наш вклад в выполнение вашего, должен признаться, совершенно гениального планчика.

-Садитесь, товарищ Акопян. Доложите обстановку у вас, товарищ Мамедов.

Встал не менее бровастый и более пузатый азербайджанский чекист и начал докладывать:

-Мы приступили к созданию Бакинской Платформы Мира. В состав Платформы подобрали всех, как на подбор, закоренелых борцов против армян и армянства, как в научной, так и общественной стезе. Они переобулись на лету, сняли военные ботинки и надели чарыхи миротворчества. Теперь, для введения общественности в заблуждение, необходимо завлечь туда нескольких настоящих миротворцев. Как только завлечем, можем приступить к финальной стадии дискредитации этих предателей родины.

Очень-Очень Важный Начальник встал и по-военному коротко бросил:

-За дело, товарищи…

Моя интуиция меня не подвела. Все произошло так, как я видел в своем воображении. И обиженный властями Армении страдалец выступил перед общественностью, и страдалица выступила, и борцы против армян и армянства исполнили свои миротворческие проклятия, и совсем не простодушных западных партнеров втянули в операцию, и нужные конференции и турне организовали.

Только вот с завлечением в Платформу реальных миротворцев никак не получалось. Они, наивные души, сначала обрадовались: как же, сами власти заинтересовались важным делом миростроительства! Но, прежде чем заглотать крючок участия, поставили условие: всех профессиональных борцов против армян и армянства из состава Платформы убрать, прекратить кампанию ненависти к армянскому народу на государственном медиа, и, как первый шаг, открыть армянскую церковь в центре Баку. Торжественно! С колокольным звоном!

Власти от возмущения задохнулись. Эти миротворцы от предлагаемых нехилых денег отказывались, свои принципы продавать не соглашались, более того, начали открыто описывать суть Платформы в своих статьях.

Сроки выполнения планчика срывать было нельзя. Могли полететь звезды с погон и головы. Решено было действовать тем составом, который был набран. Страдалец с семьей вышел на Ютуб и сообщил городу и миру, что он специальный агент армянских спецслужб, внедренный в Платформу, раскрыл подлую разработку азербайджанских чекистов против единства и монолитности рядов армянского народа в священном деле легитимации победы армянского оружия в Карабахской войне. Посыпались имена-звания азербайджанских куриц в погонах, показана роль азербайджанских спецслужб в подлом деле подрыва боевого духа армянского народа. И тут диссидент, уставший от мата-перемата в своей страничке в Фейсбуке, удачно загремел в тюрьму, где имел достаточно времени для того, чтобы осмыслить себя и свою роль в операции.

В медиа Армении поднялся гомерический хохот над Бакинской Платформой Мира. Соответственно силе хохота армянским и азербайджанским чекистам присвоили внеочередные воинские звания, выписали нехилые премии и погладили по головам.

Те были счастливы службой родной Российской Федерации, но руководство, одной рукой наградив, другой рукой дало им сильнейший подзатыльник. За недоработку. За то, что не всех миротворцев, вернее, самых авторитетных и известных миротворцев Армении и Азербайджана, замарать не удалось, поскольку они заходить в капкан Платформы не пожелали.

Миротворцев начали обрабатывать. Начали обещать, что власти перестанут чинить препятствия миротворчеству. Дадут согласие на приезд армян в Азербайджан, а поехавших в Армению азербайджанцев перестанут мазать дегтем и вываливать в птичьих перьях. Те слушали в сомнениях. С одной стороны, они хотели верить, что власти хоть немножко, но начали любить родину. Что они понимают гибельность конфликта для будущего нации. Что они хотят вылезти из клетки конфликта, куда два народа загнаны злонамеренными циниками от политики. Хотели верить…

Но богатый опыт жестоких встреч с беспримерно подлыми провокациями властей заставлял их вновь и вновь требовать от властей дистанцироваться от дурно пахнущей Платформы. Они говорили, что понимают, что без поддержки властей миротворчество подобно борьбе с ветряными мельницами, что они готовы пожать руку властей, протянутую им для сотрудничества, но хотят доказательства чистоты намерений. А доказательством может быть одно: прощай, грязная и дурно пахнущая портянками ВЧК Бакинская Платформа.

Нет, власти от названия Платформы отказываться не собирались.

Тогда один из миротворцев, более других сведущий в тонкостях чиновничьей жизни, предположил, что название спущено с самого верха и низы его поменять просто не смеют.

Посему было решено, что разговоры насчет сотрудничества с властями ради мира в рамках Платформы Мира прекратить.

Что и было сделано.

Я полагаю, что наши локальные чекисты, и петухи, и курицы, получили одинаковый нагоняй от Очень-Очень Важного Начальника. Получили и начали думать-продумывать еще одну операцию по дискредитации миротворцев.

Говоря по-честному, в Армении остался один миротворец, который отважен и смел до безумия и практически работал для дела мира. Армянские псевдомиротворцы сумели его отсечь от западных радетелей мира и изгнать в глубокую провинцию. Против него были мобилизованы все печатные и электронные медиа, чернь начала нападать на семью, началась физическая расправа над ним. Ему пришлось срочно покинуть Армению и выждать время заграницей.

Власти сочли, что добились своего и занялись любимым делом: продолжили пилить бюджет и грабить граждан. Но! Не долго музыка играла, прошел год спокойной и безмятежной жизни, и этот подлый миротворец вернулся из Германии. Не попросил убежища, не польстился на ухоженную и удобную Европу. Прискакал обратно и сразу же начал вопить «мир, мир, долой войну, кончайте бодягу, не дурите народы» и тому подобное предательство.

Нагоняй из Москвы был страшенный, одного майора разжаловали в капитаны, а одному полковнику генерала не дали. На чекистском фронте Южного Кавказа наступила предгрозовая тишина. Надо было что-то делать! Надо было доказать московскому начальству, что триединое братство русских, армянских и азербайджанских чекистов нерушимо.

Короче, сижу себе на работе, кропаю очередной антиазербайджанский пасквиль, полный клеветы на нашу патриотическую власть. Раздается звонок, незнакомый голос представляется. Известный журналист из независимого новостного агентства. «Очень рад». Спрашивает, хотел ли я пригласить своего друга Георгия Ваняна в Баку? Отвечаю: «Давно мечтаю. Так сильно мечтаю, что даже иногда во сне вижу, как мы сидим с ним у меня на даче и кушаем шашлык, пьем вино, я кладу свою руку ему на плечо и представляю его своей семье, сыновьям, невесткам, внуку, внучкам, все время хвастаюсь, что «это лучший друг на свете, самый верный, самый умный, самый честный»! И они смотрят на него и соглашаются со мной. Потом мы с ним идем на наш дикий и необустроенный пляж и купаемся в море. Я его спрашиваю: «Какое море лучше, Черное или Каспийское»? А он отвечает: «То море, которое больше любит мой друг». И мы синхронно ныряем и синхронно выныриваем. Потом я веду его по бакинским улицам и рассказываю о своем родном городе. И ему Баку очень нравится. И я сообщаю ему, что мне Ереван тоже очень нравится». И тут известный журналист говорит мне: «У меня есть проект документального кино, где ваш Георгий снимается как выходец из одного села Шаумяновского района. Мне нужны съемки в этом селе, и я хотел бы приезда Ваняна в Азербайджан. Мог ли ты его пригласить?» «Пригласить то я приглашу, да еще с превеликим удовольствием, но власти наши не разрешат. Наши власти в Баку приглашают только армян-поджигателей войны. Я к ним даже обращаться не стану, не хочу мараться». «А ты не беспокойся, ты его публично пригласи, а разрешение я выхлопочу»,

И тут меня осенило. «Знаешь что, друг, если это про Бакинскую Платформу Мира, то тебе даже стараться не надо. Мы с моим другом забили на эту гебистскую возню. Мы и без визитов в наши родные края можем жить и работать. Так что прощай и не думай о моем участии в этом твоем проекте».

И тут независимый журналист из известного Информационного агентства забеспокоился и начал уверять, что Платформы не будет, а если и будет, то совсем немножко. «Нет, и баста. Никакой Платформы, даже малюсенькой, быть у нас с моим другом не может. Это наше совместное решение, а мы верны своему слову».

Тут он начал юлить и извиваться, как уж на раскаленной сковороде, начал обещать, что просто на предполагаемую общую встречу моего армянского друга с азербайджанскими миротворцами придут несколько активистов Платформы.

Я призадумался. На общую встречу могут прийти кто угодно, даже активисты Платформы. Мы же им войну не объявляли, кланяемся при встрече. Просто мы знаем, что каждый из нас свой кусок хлеба зарабатывает сообразно своим понятиям о чести и достоинстве, и в чужой монастырь со своим уставом не лезем. Тут главное, как пишется на бампере некоторых английский автомобилей, «keep distance!»

Надо признаться, моя давнишняя мечта прогуляться по Баку с Георгием Ваняном повлияла на мою суровость, и я решил, что при условии отсутствия Платформы стоит гласно пригласить моего друга приехать на МОЮ И ЕГО РОДИНУ! НА НАШУ ОБЩУЮ РОДИНУ! На территорию, которая нынче на политической карте мира обозначается как Азербайджанская Республика, но которая, когда он и я родились на свет, называлась как Азербайджанская Советская Социалистическая Республика. Просто на этой АзССР он родился в Шаумяновском районе, а я в Баку. Земляки мы, а не только друзья.

Так и сделал, гласно пригласил моего друга приехать в гости, и он гласно принял мое приглашение. Поверил независимому журналисту, что в этом визите никакой Платформы не будет.

Случилось! Приехал мой друг в Азербайджан, поехал в свою родную деревню, снялся там на фоне родного пейзажа, нашел азербайджанцев, знавших его дедушку. Родного дома уже не было, разрушен он был, но он посетил дом, где когда-то жил его дядя.

Потом приехал ко мне. Привез его ко мне на дачу независимый журналист. Здесь его ждала моя семья и его друзья – Алик Абасов и Арзу Абдуллаева.

Радость била через край. Все было так, как мечталось. Все радовались, включая внучку Инджи, которая по-хозяйски расположилась у Георгия на коленях. На море не успели, но в планах Каспий оставался.

Полежать рядом под звездным небом не удалось, независимый журналист сообщил, что по соображениям безопасности Георгий должен заночевать не у меня на даче, а в гостинице в городе. Что ж, безопасность превыше всего. Ведь с моря из подлодки мог высадиться десант диверсантов и покусится на жизнь дорогого гостя. Договорились встретиться завтра утром в гостинице.

Встретились и пошли гулять по Баку. Вдвоем, только он и я. Без охраны. Я повел его любимым маршрутом, показал и старый Баку, и новый город. Выяснилось, что сам многое не видел на бульваре, слишком быстро он меняется.

Георгий сообщил, что Баку ему понравился. Я в его искренность верю.

Зашли за Арзу Абдуллаевой, пошли в ресторан ужинать. После ужина отвел друга в гостиницу. О программе было сказано, что завтра Георгий встретится с членами Общественного Карабахского Совета (ОКС), где собираются эксперты по нашему бедовому конфликту, и обсуждают пути его разрешения.

Утром следующего дня независимый журналист сообщил, что предусмотрена встреча Георгия с членами Бакинской Платформы. Георгий вопросительно посмотрел на меня. Я сказал мягко, но решительно, что членам Платформы не возбраняется участие на общей встрече Георгия с активом Общественного Совета по Карабаху. Независимый журналист сказал, что Георгий должен встретиться с руководством Платформы. Я твердо сказал, что никакой встречи с Платформой не будет. Независимый журналист пошел звонить. Вернулся и сообщил, что в таком случае не будет и встречи с активом ОКС. Я спросил, можно Георгию встретиться еще раз со своими друзьями, Арзу Абдуллаевой и Али Аббасовым? Независимый журналист отошел от нас звонить, вернулся и сообщил, что принято решение о том, что Георгий должен уехать немедленно.

Мы с Георгием развеселились. Георгий спросил, каким маршрутом его высылают? Можно его выслать через Красный Мост? Он свою машину оставил во дворе своего азербайджанского друга Мушфига Намазова в селе Текали.

Независимый журналист пошел звонить, вернулся и собщил, что Красный Мост нельзя. Через Тифлисский аэропорт тоже нельзя, потому как билетов нет. Лететь Георгию в Грузию к своей машине через Стамбул! Из Стамбула в Тбилиси!

Мы с Георгием посмотрели друг на друга. Нам, битым и перебитым нашими обществами и нашими властями, и без слов все было ясно. И откуда поступил приказ, тоже было ясно.

Мы выехали из гостиницы и поехали в аэропорт. Георгий на моей машине, впереди независимый журналист. Приехали в аэропорт, подошла охрана Георгия из конторы. Я спросил, будут ли его бить, как это случилось с миротворцем Кареном Оганджаняном в «найн-илевен» в 2001 году? Охрана изобразила негодование.

Не теряющий чувства юмора Георгий сообщил, что даже если бы они получили приказ побить его, то решимость работать ради мира у него не убавилась бы.

Охрана юмора не поняла и изобразила на лице чекистскую стойкость.

Проводил я моего сердечного друга до того предела в аэропорту, докуда меня пустили, обнял, поцеловал, поблагодарил за счастье общения и за великое понимание тайн наших обществ и властей, и проводил взглядом.

Георгий улетел. Спустя сутки он сообщил, что долетел до Стамбула благополучно, а оттуда до Тифлиса, из Тифлиса поехал в Текали, забрал машину и продолжил добывать свой кусок миротворческого хлеба путем подвоза пассажиров к различным населенным пунктам.

А потом он написал статью. Очень добрую и умную. Истинно миротворческую. Там ни слова про общий русско-армянско-азербайджанский подлый планчик.

Одна битая дама из нашего гражданского общества, осведомленная обо всех подводных течениях у нас и там, сообщила мне, что даже всплакнула от масштаба великодушия Георгия.

Да, мой армянский друг великодушен.

Но я не такой. Я мелочно-мстителен. Я не умею прощать подлости и измены. Это у меня от обожаемого мной Данте Алигьери. Он тоже не мог простить подлость:

«О ты, постой! Ты руку протяни! Открой глаза мне!

И я рукой не двинул. И было доблестью быть подлым с ним».

Это он так писал об обманувших доверившихся...

Вот почему я написал эту статью. Не сразу. Дал время остыть гневу, ибо он плохой советчик. Потом еще раз подумал. Представил в своем воображении, как Очень Важный Начальник орет и оскорбляет самыми нехорошими словами Неочень Важного Начальника за срыв прекрасно разработанного плана. Как тот, в свою очередь, собирает армянских и азербайджанских чекистов и по очереди окунает их тупые башки в унитаз, спуская воду.

Как те испуганно смотрят на двойной портрет на стене. На портрете Вова и Феликс синхронно угрожают неудачливым армянским и азербайджанским чекистам своими пудовыми кулаками.

Почему-то у них у обоих на головах были огромные мексиканские сомбреро, из-за чего они вынуждены были расположиться по разным краям фотографии.

While you are here …

We have a small favor to ask of you. In an environment where information is under tight government control, Meydan TV works hard to ensure that people have access to quality independent journalism. We shed light on stories you might otherwise not read because we believe that those who cannot speak up deserve to be heard, and those in power need to be held accountable. We invest considerable time, effort and resources to do so, which is why we need your help.

Your support empowers our courageous journalists, many of whom work at great personal risk to freedom and safety. Every contribution to the protection of independent journalism in Azerbaijan matters. Thank you.

SUPPORT US
Featured in:  
Shortlink:   http://mtv.re/58xxdp

Most Viewed