Source: Мейдан ТВ

Детки в клетке: как карантин увеличил домашнее насилие

Article was updated on :  19 October 2020

«В апреле на горячую линию позвонили из Баку. К нам обратилась девочка 12-13 лет. Она сказала, что ее отец прикован к постели, а мать ушла из дома с другим мужчиной. Она сказала, что живёт с бабушкой и убьет себя, если мать не вернется ", - рассказывает Камаля Ашумова, руководитель «Горячей линии для детей» в Азербайджане, которая работает уже 10 лет.

Психолог, работавший на горячей линии, успокоил ребенка, угрожавшего покончить жизнь самоубийством, и узнал, где она живет. В ходе беседы выяснилось, что мать ребенка уехала из дома примерно на 10 дней, и девочка сообщила на горячие линии всех государственных структур о матери: «Несмотря на то, что ей всего 12-13 лет, казалось, девочка давно выросла. Она настаивала на том, что её отец прикован к постели. Мы попросили телефон ее матери, но она его не дала. Она сказала, что там, куда ушла мать, ей не разрешали общаться с с дочерью».

Во время пандемии и карантина, когда большинство потеряло работу, сотрудники «горячей линии для детей» (116–111) имели работу даже больше обычного. Они не прекращали свою деятельность, и не оставляли детей без защиты во время обострения домашнего насилия. Во время пандемии и карантина количество звонков на детскую горячую линию превысило аналогичный период прошлого года на 25% (3235 звонков за 2020 год по сравнению с 2019. В прошлом году было 2567 звонков). Ашумова говорит, в апреле 2020 года ввели строгий режим карантина, количество звонков за месяц по сравнению с апрелем 2019 года выросло более, чем вдвое - 756 звонков (в апреле прошлого года поступило 382 звонка), что совпадает с введением строгого режима карантина.

Камала Ашумова, одна из первых сотрудников горячей линии, а ныне ее руководитель, говорит, что это самый тяжелый период ее 10-летней работы.

“Продолжать терпеть”

Работники службы вместе с Департаментом полиции по борьбе с торговлей людьми и сотрудниками местного исполнительного органа города Баку разыскали девочку, сообщившую об уходе матери из дома. Оказалось, что семья числилась в полиции в группе риска. “Отец употребляет наркотики, а мать обращалась в соответствующие органы, чтобы забрать дочь от мужа", - говорит Камала.

«Горячая линия» и полиция с трудом нашли дом в узких улочках и переулках, где расположены дома: «Семья поселилась в незаконном здании - трущобе. Высокая девочка открыла нам дверь. Когда вошли, увидели небольшой домик — две сквозные комнаты и кухня. Ребенку, как оказалось, еще не исполнилось 13 лет. Мы обнаружили, что ребенок с бабушкой, а отца нет дома. Девочка солгала нам: она сказала, что отец спал, а он находился под воздействием наркотиков”, - говорит Камала Ашумова. Дом держался на бабушке, которая работает дворником в Департаменте ландшафтного дизайна. Ребенок оставался без образования, и это никого не интересовало. Мать, пока не ушла из дома, работала в пекарне, а заработанное ею отнимал отец. “Женщина приходила домой каждый день в 11 часов вечера, часто конфликтовала с мужем из-за денег, постоянно терпела насилие со стороны мужа. Работая в пекарне, часто оставалась до утра, чтобы заработать побольше денег”, - говорит Камала.

К.Ашумова сказала, что муж воспользовался отсутствием жены когда она работала в пекарне и отправил дочь в дом торговца наркотиками: «Она сама рассказала нам об этом. Она была против этого, но не смогла ничего делать. Девочка жалела отца и когда мать хотела взять ребенка с собой, та не захотела уйти с ней. Она была под влиянием бабушки. Это подтвердил и детский инспектор». Во время разговора с девочкой выяснилось, что ей жаль отца и хочется, чтобы мать снова жила с ним: «Она говорила, что «мать и так прожила в таких условиях долгое время, она смогла бы и дальше терпеть». Она настаивала, что мать должна вернуться домой. Речь девочки была рассудительной не по возрасту, бабушка защищала сына. Свекровь, как оказалось, больна раком и больше не может заботиться о сыне и внучке. По мере углубления разговора стало ясно, что и бабушка, и ребенок манипулировали матерью и хотели, чтобы она продолжала жить в этой ситуации», - говорит Камала Ашумова.

Хотя Детский реабилитационный центр планировал начать реабилитацию девочки, бабушка и внучка не согласились. Весь вопрос решился только после ареста отца. «Отец не перестал употреблять наркотики, и в результате его привлекли к уголовной ответственности. После этого с ребенком начал работать психолог. Примерно через 10 дней психологической помощи ребенок согласился жить с матерью, и теперь они живут вместе. Это был очень сложный процесс, и мы думаем, что ребенок поправится. Мы дождались ослабления карантина и попросили мать связаться с нами еще раз, если у ребенка возникнут проблемы», - говорит Камала Ашумова.

В Азербайджане есть несколько приютов, где можно разместить детей, но их профили различны. Один из приютов — для жертв трафикинга, другой — для женщин и детей, живущих на улице. Радио Свобода уже делала репортаж о недостаточном количестве приютов для женщин и детей.

Турал Гусейнзаде, сотрудник Государственного комитета по делам семьи, женщин и детей, сказал, что люди, пострадавшие от домашнего насилия в Азербайджане, из-за ментальных ценностей часто ищут приют в домах близких родственников: «Это и в законе учитывается. Следовательно, потребность в центрах не в такой форме. Но у нас есть центры государственной помощи. Фактически, мы направляем их в эти центры, когда это необходимо. С 2015 года мы создали группы мониторинга в каждом регионе, чтобы немедленно решать такие проблемы».

Ранние браки и сексуальное насилие
Иллюстрация

Иллюстрация

Source: Мейдан ТВ

Были и родители, которые пытались вовлечь своих детей в ранние браки во время пандемии и карантина. Причиной тому было и отсутствие очного образования в офлайн-форме, говорит Камала.

«Семьи думали, что они могут выдать дочь замуж в 15 лет, потому что образование осуществляется онлайн. Родители думают, что раз нет образования, нет и контроля. ЗАГС-ы не работают, значит, можно выдать дочь замуж, и никто об этом не узнает. В районах вообще нет контроля. Во время пандемии число ранних браков увеличилось. Об этом нам сообщили сами соседи и девушки», - говорит Камала.

Период, когда чаще заключались ранние браки, совпал с периодом строгого карантина.

«В марте-апреле было много звонков о раннем браке - от девушек самих и от соседей. Был случай, когда девушка сказала - родные заявили, что ждут, когда ей исполнится 16 лет. И вот тогда будет обручение. Как только мы получили эту информацию, мы проинформировали соответствующие государственные органы и предотвратили эти браки. Было много жалоб из Гарадагского района, Баладжары, поселка Бина, Маштаги», - сказала Ашумова.

Известны случаи, когда дети получают физические травмы во время родительских конфликтов.

Психолог Матанат Махмудова говорит, что рост экономических и социальных проблем, связанных с пандемией, может привести к насилию: «То есть финансовые проблемы, с которыми сталкивается глава семьи, приводят к изменениям в его поведении, эмоциях, и на это он реагирует агрессией».

По словам психолога, некоторые семьи допускают ошибки при воспитании мальчика: «Например, «ты сильнее, поэтому можешь делать все», или «ты мужчина, поэтому ты и твои слова имеют больший вес». Мужчина слабо понимает потребности женщин и детей, и становится причиной насилия в отношении членов семьи, поэтому мы, к сожалению, видим больше образцов отцов, мужей и братьев, склонных к насилию», - говорит Махмудова.

Иногда на горячую линию обращаются госорганы: «Информация поступила из Хазарского района. Девочка в возрасте от 10 до 11 лет подверглась сексуальному насилию. Мать девочки была алкоголичкой, а отец умер. Насильником был мужчина, живущий с матерью. Девочку в основном кормили соседи", - говорит Камала.

Сотрудники службы узнали, что мать сдавала дочь мужчинам в сексуальных целях, чтобы добыть денег на выпивку. Во время пандемии женщина, страдающая алкоголизмом, умерла, и девочку стали содержать соседи.

«От нас требовались юридические услуги, чтобы помочь семье, содержавшей ребенка в этот период, взять его под опеку. Также мы провели ей лечение и обследование. Однако мы не смогли расследовать факты изнасилования, потому что время шло, мать умерла, а этих людей не узнали. Девочка очень хорошая, сердечная, и семья настаивает на том, чтобы заботиться о ней. Судебный процесс продолжается, и процесс занимает много времени”, - делится Камала.

В семье растут еще двое детей, которые хотят заботиться о девочке, и они подружились с ребенком, подвергшимся насилию: «Семья, которая хочет заботиться о девочке, очень хорошо относится к ней. Она не хочет попасть в интернат и чувствует себя счастливой в этой семье. Забрать ее из этой семьи и отправить в школу-интернат теперь означает создать для нее вторую травму», - говорит Камаля.

«У нашей работы нет ни начала, ни конца ...»

Детская горячая линия была впервые открыта в Азербайджане в 2010 году. В мае этого года USAID и ЮНИСЕФ начали финансировать эту услугу совместно с Azercell Telecom, который ранее много лет делал это самостоятельно. Техническую поддержку оказали Государственный комитет по делам семьи, женщин и детей и МВД. На горячую линию за последние годы туда поступило более 48 000 звонков.

«Мы работаем 5 человек в одной комнате. Операторы работают в кабинах. Но координатор работает не в кабине. Кабины для операторов нужны, чтобы они не мешали друг другу при одновременном звонке. Операторы всегда остаются анонимными. И после разговора они не участвуют в дальнейших действиях. Все звонки записываются. Часы работы - с 9 утра до 5 вечера. После 5 часов звонки переадресовываются на мобильные телефоны, а до 9 часов утра на запросы отвечают по мобильным телефонам» - говорит Ашумова.

Во время пандемии и карантина в день в службу было 50-80 обращений. Когда COVID-19 запер мир в домах, госструктуры распространяли информацию о горячей линии в рекламе на телевидении и в соцсетях.

«У нашей работы нет ни начала, ни конца, мы работаем 24 часа в сутки. Бывает, что мы не прощаемся друг с другом. 116-111 переносится после 18:00 на мобильные телефоны , и после этого мы работаем на мобильных. В тяжелых случаях предупреждаем полицию и соответствующие ведомства в любое время суток, даже ночью. Наша работа начинается в 9 часов утра. Отличие от других горячих линий в том, что мы работаем с двумя психологами, двумя социальными работниками, юристом и координатором. Цель — обеспечить выполнение просьб, поступивших к нам, по телефону. Заявитель не должен часами ждать, чтобы подключиться к линии», - делится особенностями работы Камала Ашумова.

Во время пандемии увеличилось не только количество телефонных звонков, но и количество жалоб, полученных из социальных сетей. По этой причине во время пандемии сотрудники сервиса выходили в прямой эфир в социальных сетях. Они вели прямые трансляции об активности детей взаперти, COVID-19, домашнем досуге детей, отношениях с родителями, насилии, в том числе и сексуальном. Служба публиковала статьи на эти темы в социальных сетях и на сайте, а также популяризировала мобильное приложение детской горячей линии. В чат этого приложения во время карантина стало обращаться больше детей, чем раньше.

По словам же госструктур, бытовое насилие не возросло, а наоборот, уменьшилось. До 17 июля 2020 года в Комитет по проблемам семьи, женщин и детей поступило 98 заявлений в связи с семейным насилием. Эти цифры Комитет предоставил информационному агентству «Репорт». По информации, местные органы исполнительной власти ответили на 50 жалоб на семейное насилие и выдали три охранных ордера.

Более 300 гражданам была оказана юридическая помощь по различным вопросам как на странице Комитета в Facebook, так и по телефону, а также были направлены обращения в соответствующие органы.

По данным Госкомстата, в январе-июне этого года было зарегистрировано 646 случаев домашнего насилия. Это 4,9% всех зарегистрированных преступлений за этот период. Это на 4,7 процента меньше, чем за аналогичный период прошлого года.

Согласно официальной статистике, 6,3 процента преступлений, связанных с домашним насилием, совершены под воздействием алкоголя.

Также, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, количество жертв домашнего насилия снизилось на 5,2 процента до 663 человек. 77,1% из них - женщины, 1,4% - несовершеннолетние.

После этого ЮНИСЕФ хочет продолжить участие в финансировании горячей линии.

Как сообщает пресс-служба Госкомитета по делам семьи, женщин и детей, в период социальной изоляции велась работа по защите прав лиц, подвергшихся насилию в семье или гендерному насилию. Группы мониторинга, действующие при исполнительной власти, соответствующих правоохранительных органах, неправительственных организациях, предоставляющих убежище женщинам и детям, подвергшимся насилию, продолжали работу. Несмотря на то, что по фактам обращений на горячую линию проводится оперативная работа, даже выдача охранного ордера ничего не меняет. В Азербайджане не хватает приютов для женщин и детей, чтобы они могли остаться хотя бы временно. Сотрудница пресс-секретариата ЮНИСЕФ в Азербайджане Конуль Каримова на запрос журналиста Мейдан ТВ сообщила, что их организация дала государству рекомендации: «У местных органов исполнительной власти больше возможностей, их надо использовать. Нужно согласовать работу между разными структурами — исполнительной властью, правоохранительными органами и опекой, чтобы защитить детей».

Они призваны повысить потенциал местных учреждений, усилить межведомственную координацию в области защиты детей, расширить применение механизма социальной работы».

На вопрос, почему жертвы насилия не обращаются в полицию, психолог ответила: «Я думаю, они боятся обращаться в полицию. Есть страх, что их заставят замолчать, есть боязнь подвергнуться критике со стороны других или снова стать жертвой насилия», - сказала она.

«Люди иногда очень настороженно относятся к семейным тайнам, как будто пытаются защитить себя и своих близких от сплетен. Но молчаливое безголосое насилие в рамках одной семьи может закончиться очень трагично», - сказала Махмудова.

По словам психолога, вне зависимости от того, виновен мужчина или женщина, причина - неправильное воспитание, психологические травмы, неспособность сосредоточиться на жизни, проблемы с самооценкой. Риск склонности к насилию растет. Но это происходит не только в семье. Окружающая среда и школа здесь также играют роль».

«В Азербайджане не усовершенствовано законодательство по правам детей. Законы есть, но они не совершенны. К примеру, Конвенция по правам детей ратифицирована. Но не работает», - говорит юрист Зибейда Садыгова.

По ее словам, уголовное преследование по бытовому насилию над детьми, их избиению со стороны родителей не предусмотрено: «В общем, есть статья 133 Уголовного Кодекса. И там применение насилия в отношении несовершеннолетнего считается преступлением».

«Когда происходят инциденты с бытовым насилием над родителями, о детях забывают. Не расследуется психологическое насилие, которому они подвергаются. К примеру, избиение матери на глазах у ребенка тяжелое происшествие для ребенка, но полиция (либо прокуратура) не расследует этот факт», - говорит Садыгова.

Юрист также отметила важность наличия отдельных полицейских групп, работающих с детьми: «Например, в случаях изнасилования сделователи и полиция не обладают навыками общения с детьми. Нет следователей, работающих с обвиняемыми в совершении преступных действий несовершеннолетними, и те, кто есть, вообще не ставят разницы между детьми и возрослыми».

Материал подготовлен в рамках проекта Фонда Thomson Reuters «COVID-19 Hub» по освещению пандемии и ее последствий в странах Восточного партнерства» при поддержке министерства иностранных дел и по делам содружества Великобритании.

While you are here …

We have a small favor to ask of you. In an environment where information is under tight government control, Meydan TV works hard to ensure that people have access to quality independent journalism. We shed light on stories you might otherwise not read because we believe that those who cannot speak up deserve to be heard, and those in power need to be held accountable. We invest considerable time, effort and resources to do so, which is why we need your help.

Your support empowers our courageous journalists, many of whom work at great personal risk to freedom and safety. Every contribution to the protection of independent journalism in Azerbaijan matters. Thank you.

SUPPORT US
Article was updated on :  19 October 2020
Featured in:  
Shortlink:   http://mtv.re/igbmq4

Most Viewed