Source: BBC

Что предрекают итоги 2019 года

Article was updated on :  9 January 2020

Возможно, ситуация сложится так, что стоять в стороне от новых вызовов, дистанцируясь от политики местных и особенно мировых держав в регионе, уже не удастся

Наступление 2020 года заставляет задуматься о том, каким будет и что принесёт новый год. Ответ на этот вопрос, с определённой долей вероятности, может дать обзор того, каковы итоги прошедшего 2019 года.

Касательно Азербайджана определённо можно сказать, что нефтегазовый сектор остаётся локомотивом экономики страны. В 2019 году в него было вложено 4,8 млрд манатов. Правда, это примерно на 10,41% меньше по сравнению с аналогичным периодом 2018 года, но следует ожидать, что транзит газа в Европу неизбежно вызовет рост в нефтегазовой отрасли. Ожидается, что до 2025 года инвестиции в неё составят $20 млрд. Кроме того, ещё в 2017 году было подписано соглашение по дальнейшей разработке месторождений Азери, Чираг и глубоководной части Гюнешли. До 2050 года для этого будут выделены инвестиции в размере $40 млрд. В целом ВВП за январь-ноябрь 2019 года составил 72 млрд 852,2 млн манатов. Существенную роль в этом, кроме нефтегазового сектора, играет сельскохозяйственный сектор и туризм. В сфере информации и связи динамика достигла 16,4%. Валютные резервы Азербайджана увеличились на $4,5 млрд, достигнув показателя в $50 млрд, а в соответствии с данными Центрального банка официальный курс маната составил в конце декабря 1,7 маната за доллар и 1,9 маната за евро.

В международной жизни авторитет страны растёт. Об этом говорят проведённые в Азербайджане в 2019 году такие мероприятия, как VII Саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств, XVIII Саммита Движения неприсоединения (во время которого председательство в движении перешло к Азербайджану), II Саммит мировых религиозных лидеров в Баку. Авторитет Азербайджана на международном уровне подчёркивает и выбор Баку местом встреч глав Генштаба России и НАТО, как и визиты глав других государств.

Но в любой бочке мёда найдётся ложка дёгтя. Права человека – это ахиллесова пята правящей элиты Азербайджана, которая существенно осложняет отношения с ЕС. Различные структуры Евросоюза, как и ПАСЕ неоднократно выражали открытое недовольство положением с правами человека в Азербайджане. Но очевидно, что определяющим фактором в отношении Азербайджана с ЕС является транзит газа, играющий решающую роль в обеспечении энергетической безопасности Европы. На этом базируется, отражённая в целом ряде документов, политика ЕС признающая территориальную целостность, суверенитет и неприкосновенность границ Азербайджана.

Тем не менее, новое Соглашение о партнёрстве Азербайджан с Европейским союзом всё ещё не подписано. По словам президента Ильхама Алиева, Баку не испытывает необходимости в соглашении с Брюсселем, не ожидая от этого каких-то льгот и подпишет соглашение если оно будет отвечать интересам Азербайджана. 30 декабря он заявил, что Азербайджан не собирается вступать в ЕС, поскольку его там не ждут и приводит пример Турции, которая всё ещё не принята в Евросоюз, что Алиев расценивает как “большую несправедливость”. Также широко известно критическое отношение президента Азербайджана в отношении работы Минской группы ОБСЕ, которая многие годы не привела к решению Карабахского конфликта. Хотя Баку, видимо, не планирует выходить из программы “Восточное партнерство”, стремясь продолжать укреплять отношения с Евросоюзом, но не допустить усиление его влияния на некоторые сферы политики и экономики.

Стоит обратить внимание, что критические высказывания в отношении ЕС совпадают с политикой налаживания связей с Россией. Азербайджанские политологи высоко оценивают участие президента Ильхама Алиева в работе дискуссионного клуба “Валдай”, главной темой которого была “Заря Востока и мировое политическое устройство”. Заседания клуба “Валдай” - очень важное мероприятие, поскольку выявляют основные направления российской внешней политики, а приглашение азербайджанской делегации, наряду с делегациями других стран, говорит о том, что Азербайджан занимает определённое место в восточной политике России. О том же говорит и визит в Москву в конце 2019 года первого вице-президента Мехрибан Алиевой.

Крайне сомнительно, что правящая элита Азербайджана допустит наращивание влияния Москвы. Но креугольный камень всей внешней и внутренней политики Азербайджана – решение Карабахского конфликта, что во многом зависит от России, которой для улучшения отношений с Азербайджаном придётся, хоть в какой-то мере, игнорировать интересы своего союзника на Южном Кавказе – Армении. Пойдёт ли Москва на разрыв отношений с Ереваном?

Отношения Азербайджана и Турции нельзя охарактеризовать иначе, как братские. Они основываются не только на открытии газопровода TANAP, по доставке в Европу газа из месторождения “Шахдениз” в азербайджанском секторе Каспия, но и общности экономических интересов вообще. Азербайджан и Турция вложили в экономики друг друга соответственно $17 и $12 млрд. И не стоит забывать о той неоценимой помощи, которую оказывает Турция Азербайджану в области военного строительства, как и по вопросу Карабаха.

Несколько сложнее обстоит дело с Ираном. Азербайджано-иранские отношения также держатся на высоком уровне и, по мнению президент Ирана Хасана Роухани, “движутся в направлении стратегического партнёрства”. Этому способствует и религиозная общность азербайджанцев и иранцев. В целом, Иран вложил более $3,4 млрд инвестиций в экономику Азербайджана из которых $3,3 млрд приходится на долю нефтяного сектора. К тому же, ходят слухи о планах Ирана и Азербайджана объединить свои магистральные автомобильные и железные дороги. Однако большой потенциал в расширении сотрудничества в сфере транспорта, энергетики, промышленности, здравоохранения, сельского хозяйства, туризма, машиностроения, фармацевтики и пищевой промышленности, как и осуществление проекта транспортного коридора Север-Юг, наталкивается на напряжённость американско-иранских отношений. Это оказывает влияние и на Азербайджан.

Сотрудничество Азербайджана с США касается многих сфер, включая и энергетическую. Но основной вопрос, волнующий Вашингтон сегодня – это международная безопасность и борьба с терроризмом. В конце 2019 года спецпредставитель США по Ирану Брайан Хук заявил, что отныне антииранские санкции будут применяться во всех случаях без исключений. Из чего следует, что Белый дом собирается отказаться от практики исключений из режима санкций. Вполне возможно, что это коснётся транспортного коридора Север-Юг, как и проекта Южного газового коридора, в котором иранская компания “NICO” владеет долей в 10%.

Эта ситуация не только определяет новое отношение Вашингтона к проблеме обеспечения энергетической безопасности Европы, но и, на фоне американо-турецкой напряжённости, намекает на недовольство американской администрации азербайджано-турецкими отношениями. Кроме того ясно, что развитие напряжённости вокруг Ирана будет держать Баку в постоянном геополитическом напряжении. Тем более, что в этом контексте нельзя исключать возможность активизации как проиранских сил в Азербайджане, так и проазербайджанских в Иране.

Гибель генерала Корпуса стражей исламской революции Касема Сулеймани ситуацию не облегчает. Президент Ирана Хасан Роухани заявил, что генерал отвечал за проводимые Ираном военные операции за пределами страны, направленные на обеспечение безопасности не только Ирана, но и региона в целом. Тегеран официально заявляет, что его смерть не останется неотомщённой. В Пентагоне официально подтвердили, что являются организаторами ракетного удара, жертвой которого стал Сулеймани. По утверждению американских военных, он разрабатывал планы нападений на американских дипломатов и военнослужащих в Ираке и по всему региону, а также организовал нападение группировки “Катаиб Хезболла” на американское посольство в Багдаде, имевшее место 31 декабря. По заявлению США, “Катаиб Хезболла” тесно связана с иранским Корпусом стражей исламской революции.

В 2020 году следует ожидать эскалации конфликта между Ираном и США. Тем более, что в этом году в Америке состоятся президентские выборы, а в Иране парламентские. К тому же, поговаривают о дестабилизации внутренней ситуации в Иране, чему способствуют США, Израиль, Саудовская Аравия и некоторые другие страны. Но нельзя игнорировать тот факт, что иранцы протестующие, например, против резкого повышения цен на бензин, выступали не против фундаментальных ценностей Исламской республики, а были недовольны единовременным двойным увеличением цены на горючее, хотя этот процесс можно было растянуть во времени.

Отличительной чертой азербайджанских властей является стремление сохранять сбалансированную внешнюю политику равноудалённости от мировых центров силы и самостоятельности во внешней полититке. Очевидно, президенту Алиеву придётся разработать новую дипломатическую политику, чтобы удержать региональный баланс сил и сохранить стабильность страны, как и свою власть. Сомнительно, что Вашингтон и Иран допустят полномасштабных военных действий. Но, возможно, ситуация сложится так, что стоять в стороне от новых вызовов, дистанцируясь от политики местных и особенно мировых держав в регионе уже не удастся. Возможно ответы на эти и многие другие вопросы даст Концепция развития “Азербайджан - 2020: взгляд в будущее”, над которым работают в администрации президента Алиева.

While you are here …

We have a small favor to ask of you. In an environment where information is under tight government control, Meydan TV works hard to ensure that people have access to quality independent journalism. We shed light on stories you might otherwise not read because we believe that those who cannot speak up deserve to be heard, and those in power need to be held accountable. We invest considerable time, effort and resources to do so, which is why we need your help.

Your support empowers our courageous journalists, many of whom work at great personal risk to freedom and safety. Every contribution to the protection of independent journalism in Azerbaijan matters. Thank you.

SUPPORT US
Article was updated on :  9 January 2020
Featured in:  
Shortlink:   http://mtv.re/uzmd7b

Most Viewed